Музей и общественный центр им. СахароваГлавная страницаКарта сайтаА.Д.Сахаров
Выставочный зал
   ТЕКУЩИЕ ВЫСТАВКИ
   АНОНС ВЫСТАВОК
   ПЕРЕДВИЖНЫЕ ВЫСТАВКИ
   АРХИВ ВЫСТАВОК
   АВТОРЫ
МУЗЕЙ ВЫСТАВОЧНЫЙ ЗАЛ   АРХИВ А.Д. САХАРОВА
   ВЫСТАВОЧНЫЙ ЗАЛ >> Архив выставок >>Осторожно, религия!  

КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

МОСКОВСКАЯ ГОРОДСКАЯ КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

АДВОКАТСКАЯ КОНТОРА №10

 

 


 

109147, Москва, Марксистский пер, д. 1/32

тел./факс:   912-54-41    912-36-66
 

 


 

В Прокуратуру ЦАО г.Москвы Адвоката Костроминой К.Л.

удостоверение № 5282, регистрационный     номер     77/3804     в реестре адвокатов г. Москвы

в защиту обвиняемого Самодурова Ю.В.

ХОДАТАЙСТВО
  (об исключении доказательства в порядке ст.ст. 75, 88 УПК РФ)

К материалам уголовного дела №4616 в качестве доказательства приобщен документ, который называется «Заключение экспертов по уголовному делу №4616».

Защита Самодурова Ю.В. настаивает на том, что данное доказательство должно быть исключено из материалов дела как полученное с нарушением закона, то есть недопустимое, по следующим основаниям.

Формальные нарушения, допущенные при назначении экспертизы.

1.1.    Как   следует   из   материалов   данного   дела,   комплексная   судебная
экспертиза была назначена следователем 29 мая 2003 года (т. 1 л.д. 153-156).

Вопросы №1 и №2 в Постановлении следователя имели следующую редакцию:

«1. Выражают ли использованные в данном материале словесные, изобразительные средства (какие именно и каким образом) унизительные характеристики, отрицательные эмоциональные оценки и негативные установки в отношении какой-либо этнической, расовой, религиозной группы (какой именно) или отдельных лиц как ее представителей?

2. Содержится ли в данном материале информация (какая именно), побуждающая к действиям (каким образом) против какой-либо нации, расы, религии (какой именно) или отдельных лиц как ее представителей?))

1.2.    16 июля 2003  года Самодуров  Ю.В.,  будучи в тот период времени
свидетелем   по  данному  делу,   был   ознакомлен   с   Постановлением   следователя

Котовой Е.К. от 29 мая 2003 года о назначении комплексной судебной экспертизы (т.1 л.д.163).

После ознакомления с постановлением о назначении экспертизы Самодурову Ю.В. была выдана копия постановления, из которой видно, что первоначально вопросы №1 и №2 имели иную редакцию, нежели в том постановлении, которое в настоящее время имеется в материалах дела как первоначальное в т. 1 на л.д. 153-156, а именно:

«{.Выражают ли использованные в данном материале словесные, изобразительные средства унизительные характеристики, отрицательные эмоциональные оценки и негативные установки в отношении какой-либо этнической, расовой, религиозной группы (какой именно) или отдельных лиц как ее представителей?

2. Содержится пи в данном материале информация, побуждающая к действиям против какой-либо нации, расы, религии (какой именно) или отдельных лиц как ее представителей?»

1.3.     После   ознакомления   адвокатом   Присяжнюком   В. Д.   в   интересах
Самодурова   Ю.В.   и   других   было   заявлено   ходатайство   (т.1   л.д. 166-167)   о
дополнении Постановления о назначении экспертизы двумя вопросами (№6 и №7) и
об изменении редакции 1-го и 2-го вопросов. Указанное ходатайство в этой части
было удовлетворено следователем с вынесением соответствующего постановления,
с которым Самодуров Ю.В. был ознакомлен.

Необходимо отметить, что адвокат Присяжнкж ходатайствовал о таком изменении редакции вопросов №1 и №2, какая отражена в так называемом «первоначальном» постановлении, которое находится в т.1 на л.д. 153-156 и в действительности таковым не является.

1.4.  После этого следователем Котовой было вынесено новое Постановление
о   назначении   комплексной   судебной  экспертизы  (т.1   л.д. 170-173),   с  которым
Самодуров был также ознакомлен.

Вопросы №1 и №2 были в постановлении изложены в редакции, предложенной адвокатом Присяжнюком, также в постановлении имелись вопросы №6 и №7.

1.5.    Из   материалов  уголовного   дела  следует,   что   22   июля   2003   года
Постановление о частичном отказе в удовлетворении ходатайства, которым было
удовлетворено ходатайство адвоката Присяжнюка В.Д. в части постановки двух
дополнительных вопросов и изменения редакции 1-го и 2-го вопросов, а также
Постановление   о   назначении   комплексной   судебной   экспертизы,   вынесенное
следователем Котовой Е.К. с учетом ходатайства Присяжнюка Д.В., были отменены
Постановлением 1-го заместителя прокурора ЦАО г.Москвы как необоснованные.

В Постановлении об отмене необоснованных постановлений следователя сказано:

«У. Отменить как необоснованное постановление старшего следователя прокуратуры ЦАО г.Москвы юриста 3 класса Котовой Е.К. о частичном отказе в удовлетворении ходатайства от 21 июля 2003 года в части удовлетворения просьбы адвоката Присяжнюка В.Д. о постановке перед экспертами двух дополнительных вопросов.

2. Отменить как необоснованное постановление старшего следователя прокуратуры ЦАО г.Москвы юриста 3 класса Котовой Е.К. о назначении комплексной судебной экспертизы от 21 июля 2003 года (ошибочно датированное ею 29.05.2003).»

1.6. Самодуров Ю.В. с этим Постановлением ознакомлен не был. О том, что это Постановление было вынесено, ему стало известно только после того, как им 19 января 2004 года было заявлено ходатайство о проведении дополнительной экспертизы по данному делу.

В ходатайстве Самодуров указал, что в постановлении следователя Котовой от 29 мая 2003 года, с которым он был ознакомлен, перед экспертами были поставлены 7 вопросов, причем два последних были включены по ходатайству адвоката Присяжнюка В.Д., который представлял интересы устроителей и участников выставки «Осторожно, религия!». Однако все эксперты, представившие самостоятельные заключения, не только не ответили на вопросы №№ 6 и 7, но во вводной части даже не отразили факт их постановки. В ходатайстве Самодуров заявил, что указанное свидетельствует о неполноте представленного экспертами заключения, которая должна была быть и могла быть устранена путем проведения дополнительной экспертизы в соответствии с положениями ч. 1 ст. 206 УПК РФ.

Отказывая в удовлетворении ходатайства Самодурова, следователь в своем постановлении от 19 января 2004 года в этой части записал:

«Кроме того, обвиняемый указывает, что в постановлении следователя Котовой Е.К. от 29.05.2003 поставлено перед экспертами не пять, а семь вопросов. Однако настоящее постановление, вместе с ее же постановлением о частичном отказе в удовлетворении ходатайства адвоката, отменено первым заместителем прокурора ЦАО г.Москвы 22.07.2003 как необоснованное, в связи с чем юридическую силу имело и имеет только первое постановление, содержащее те пять вопросов, на которые дали ответы эксперты»

В связи с этим обвиняемые по данном делу Самодуров Ю.В. и Василовская Л.В. заявили, что до их сведения было доведено только Постановление следователя Котовой от 29 мая 2003 года о назначении экспертизы, в котором содержалось 7 вопросов (6 и 7 были включены, как указывалось выше, по ходатайству адвоката Присяжнюка В.Д.), кроме того, 1 и 2 вопрос были изложены с учетом изменений, предложенных также адвокатом Присяжнюком В.Д.

О том, что указанное постановление следователя Котовой было отменено, ни Самодуров Ю.В., ни Василовская Л.В. уведомлены не были.

Представляется, что если следствие сочло возможным ознакомить устроителей и участников выставки с постановлением о назначении экспертизы и рассмотрело и удовлетворило ходатайство, которое было заявлено представителем организаторов и участников выставки, то следствие должно было уведомить указанных лиц о том, что постановление об удовлетворении их ходатайства было отменено и разъяснить право и порядок его обжалования.

Результатом того, что следствие этого своевременно не сделало стало то, что заинтересованные лица более 7 (семи) месяцев пребывали в состоянии заблуждения относительно того, какие вопросы были поставлены на разрешение экспертов и были лишены возможности обжаловать постановление, которым было отменено постановление о дополнении списка вопросов еще двумя вопросами и изменении редакции 1-го и 2-го вопросов.

На момент назначения экспертизы по данному делу организаторы и участники выставки в рамках данного уголовного дела имели статус свидетелей. Однако, совершенно очевидно, что свидетель, в отношении действий которого было возбуждено уголовное дело, в рамках этого уголовного дела является лицом, чьи права и интересы могут быть существенным образом затронуты в связи с производством расследования по делу. В таком случае, ознакомить свидетеля с постановлением о назначении экспертизы и рассмотреть ходатайства свидетеля, заявленные им в этой связи - это не право, а обязанность следствия.

В этой связи необходимо особо отметить, что уголовное дело №4616 было возбуждено 28 февраля 2003 года и именно в отношении устроителей выставки «Осторожно, религия!».

Таким образом, обязанностью следствия было ознакомить организаторов и устроителей выставки с Постановлением прокурора об отмене необоснованных постановлений следователя от 22 июля 2003 года, так как это Постановление существенно затрагивает права и интересы указанных лиц.

Результатом того, что следствие не уведомило указанных лиц о том, что постановление об удовлетворении их ходатайства было отменено и не разъяснило право и порядок его обжалования, стало лишение этих лиц возможности обжаловать решение следствия, существенным образом затрагивающее их права.

Более того, обстоятельства, сопутствовавшие прояснению ситуации с отменой постановления об удовлетворении ходатайства о постановке дополнительных вопросов и изменении редакции 1-го и 2-го вопросов, а также тот факт, что сейчас в материалах уголовного дела в т. 1 на л.д. 153-156 имеется не то постановление, с которым был первоначально ознакомлен Самодуров Ю.В. и копия которого была ему выдана, позволяют сделать предположение о том, что отмена постановления следователя Котовой была инсценирована следствием, а документы, подтверждающие, что постановление было отменено - сфальсифицированы.

1.7.  Из Заключения экспертов следует, что

-         во-первых, экспертиза проводилась с 4 июня по 28 ноября 2003 года;

-         эксперты отвечали на 5 вопросов, которые были изложены в редакции,
первоначально предложенной следствием, то есть без учета изменений,
предложенных адвокатом Присяжнюком.

1.8.  Из изложенного выше в пункте 1.5 видно, что Постановление следователя
Котовой Е.К. о частичном отказе в удовлетворении ходатайства, которым было
удовлетворено ходатайство адвоката Присяжнюка Д.В. в части постановки двух
дополнительных  вопросов  и  изменения редакции   1-го  и  2-го  вопросов,  было
отменено   как   необоснованное   только   в   части   удовлетворения   просьбы
адвоката     Присяжнюка     Д.В.     о     постановке     перед     экспертами     двух
дополнительных   вопросов.  
Относительно   изменения   редакции   1-го   и   2-го
вопросов   в   Постановлении   об   отмене   как   необоснованного   постановления
следователя Котовой Е.К. ничего не сказано, следовательно, в этой части оно не
отменялось и, следовательно, на разрешение экспертов 1-й и 2-й вопрос должны
были быть поставлены в редакции, предложенной адвокатом Присяжнюком Д.В.

1.9.   Таким образом,  при проведении исследования, эксперты отвечали на
вопросы не в той редакции, которая была закреплена в Постановлении следователя,
то есть не на те вопросы, которые были поставлены перед экспертами следствием.

1.10.   Нарушение прав обвиняемых при проведении экспертизы состояло еще
и в том, что они [обвиняемые] не были ознакомлены с теми материалами, которые
были направлены экспертам для проведения экспертизы.

В частности, обвиняемые небыли ознакомлены с показаниями лиц, осуществивших погром на выставке, и других лиц, чьи показания были переданы экспертам в совокупности с другими материалами. Соответственно обвиняемые не имели возможности предоставить свои возражения, то есть их права при проведении экспертизы, предусмотренные ст. 198 УПК РФ, были нарушены.

2. Небеспристрастность и необъективность лиц, проводивших экспертное исследование.

2.1.     Данное   уголовное   дело   имеет   весьма   специфический   характер.
Обвинение основано не на агитационно-пропагандистских материалах, содержание
и образное  оформление  которых легко,  быстро  и адекватно замыслу авторов
воспринимается целевой группой, а на сложном анализе художественных работ,
уяснении и истолковании их смысла как индивидуального, так и в контексте
концепции выставки в целом.

2.2.   Из постановления следователя от 29 мая 2003 года следует, что по делу
возникла  необходимость   привлечения   в  качестве   экспертов   лиц,   обладающих
специальными познаниями в области религоведения, искусствоведения, психологии
и социологии. Таким образом, заключение, представленное экспертами, должно
быть основано на научных данных, входящих в область ведения перечисленных
выше наук.

2.3.   Из вводной части заключения действительно следует, что привлеченные в
качестве экспертов лица имеют как соответствующее образование, так и ученые
степени в соответствующих областях знаний.

В то же время ознакомление с заключением экспертизы свидетельствует о том, что экспертиза проведена на предмет выяснения соответствия экспозиционного материала основным догматам православной религии, на предмет соответствия архетипу традиционной русской православной культуры и с позиций обязательности присутствия индивидуального религиозного сознания.

Из заключения экспертов видно, что оно основано не на специальных познаниях в области соответствующих наук, а на субъективном восприятии экспонатов выставки глубоко религиозными людьми применительно к канонам и догмам православия.

2.4.  Авторы экспертизы заведомо моделируют воспринимающего субъекта
как глубоко религиозного человека, имеющего серьезные познания в вопросах
религии,    оценивающего    профанный    мир    исключительно    в    соотнесении    с
фундаментальными основами православных догматов.  При этом все профанное

заведомо отождествляется с враждебным, любое сопоставление образов, знаков, текстов трактуется как дискредитация сакрального (десакрализация), его отрицание.

2.5.  Из заключения видно, что все эксперты являются глубоко религиозными,
даже фанатично преданными православию людьми. Глубоко эмоциональный стиль
заключений свидетельствует о том, что они воспринимают сам факт проведения
такой выставки независимо от какого бы то ни было контекста как оскорбление их.
собственных религиозных чувств, то есть считают лично себя потерпевшими от
действий устроителей выставки и ее участников.

При таком положении ни о какой объективности заключения не может быть и речи.

2.6.  Таким образом, на лицо все основания считать, что экспертиза проведена
ненадлежащими лицами, поскольку лица, привлеченные к ее проведению, лично
заинтересованы в исходе дела.

2.7.   В  заключении не раз варьируется тема о том, что догмы, каноны,
символы   и   образы   христианства   могут   быть   только   объектом   почитания,
преклонения, воспевания, но никак не предметом критики или любых негативных
оценок, даже в художественном творчестве.

Так, эксперт Цеханская пишет: «Любые изображения главного орудия смерти спасителя должны совершаться одинаково канонично, а главное - благоговейно» (л.л.36-41 Заключения).

Эксперт Абраменкова не допускает какой-либо антирелигиозной пропаганды, считая, что основная идея выставки «Религия - опиум для народа» является угрозой для личности и социальной общности государства.

2.8.   Необходимо также отметить, что эксперты в своих заключениях явно
выходят за пределы своей компетенции и делают выводы о юридически значимых
обстоятельствах, являющихся предметом доказывания в рамках данного уголовного
дела.

Так, эксперт Цеханская пишет (стр.35, 38, 39 Заключения):

«...Бесспорно, выставка-акция "Осторожно, религия!" носит открытый, публичный характер инспирированного, то есть подстрекательского внушения антиправославных и антирусских идей, возбуждающих национальную, расовую и религиозную вражду, унижающих национальное достоинство, пропагандирующих неполноценность граждан по признаку их отношения к религии и национальности...

Действия организаторов выставки наносят оскорбительный удар по психологии русского этноса, по его нравственным устоям, по бытованию культурных традиций. Необходимо признать, что все дискуссии относительно принадлежности экспонатов выставки к неким формам искусства - в данном судебном разбирательстве не имеют никакого юридического значения. Искусство, как предметно-образное выражение идей, может напрямую служить преступным целям. То есть - преступление по своей форме может носить характер искусства, в том числе изобразительного искусства. Приведем пример - если какой-то художник изобразит на картине сцену, как праведные благородные арийцы ведут в Освенциме борьбу с неарийцами, то это будет кощунством и преступлением по отношению к еврейскому народу. Если этот гипотетический художник еще изобразит поруганные религиозные символы иудаизма, то это уже будет преступление не только против евреек, но и против основ общечеловеческой морали и нравственности. Безусловно, подобное поруганье возмутит всю мировую общественность

и будет жестко пресечено адекватными юридическими мерами...

Полагаем, что юридическая экспертиза материалов выставки должна производиться вне каких-либо эстетических оценок, дающих возможность для бесконечной череды обоснований права художника на свободное самовыражение. Из бесплодных дискуссий о художественной природе постмодернизма, чуждых юридической системе доказательств мы обязаны войти в русло правового анализа фактов религиозного экстремизма, публично продемонстрированных на выставке "Осторожно, религия!"...»

3. В соответствии с п. 7 ст. 204 УПК РФ в заключении эксперта должны быть указаны объекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы.

В нарушение этого положения закона ни один эксперт в заключении не указал, в каком состоянии поступили предметы, представленные следствием для исследования и что фактически исследовали эксперты. Не во всех случаях можно понять, что эксперты видели лично, а о чем они судили по показаниям других лиц.

В данном деле это особенно важно, так как работы художников, демонстрировавшиеся на выставке «Осторожно, религия!», которые впоследствии стали предметом исследования экспертов, были повреждены в результате погрома выставки.

На основании изложенного, в соответствии со ст.ст. 75, 88 УПК РФ ПРОШУ

Признать недопустимым доказательством Заключение экспертов от 28 ноября 2003 года (том 1 л.д. 202-287).

Адвокат                         К.Л. Костромина

 

25 февраля 2004 года

 

 

<< Вернуться в список рубрик посвященных выставке "Осторожно, религия!"