Музей и общественный центр им. Андрея СахароваГлавная страница сайтаКарта сайтаОб Андрее Сахарове
Общественный центр им.Андрея Сахарова
Сахаров
А.Д.Сахаров
Анонсы
Новости
Музей и общественный центр имени А.Сахарова
Проекты
Публикации
Память о бесправии
Воспоминания о ГУЛАГЕ и их авторы
Обратная связь
 НОВОСТИ   АФИША   МУЗЕЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР   ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ  
    Главная >> Музей и общественный центр >> Выставки >> "Осторожно, Религия" >>   
  Вернуться к списку "Хроники процесса в Таганском Суде. Версия Евгения Ихлова".
Выставка "Осторожно, Религия!"

Хроники второго обезьяньего процесса: ПРОДОЛЖЕНИЕ (16) - "ПОЧЕМУ ПРОКУРАТУРА ЗАЩИЩАЕТ ПОГРОМЩИКОВ?".
Процесс в Таганском суде

Следующее заседание - в среду 2 февраля (11 часов) - выступления специалистов
Внимание: заседания в феврале: 2 - в 11; 9 - в 11; 10 - в 10-30.

Москва, 1 февраля 2005 г., - защитник сотрудника Музея и общественного центра "Мир, прогресс, права человека" Людмилы Василовской - Евгений Ихлов продолжает Хроники второго обезьяньего процесса. Начну прямо с анонса - следующие заседания суда в среду, 2 февраля в 11 часов. На этот заседании продолжится опрос специалистов - известных социологов и культурологов.

1 февраля была кульминация процесса - допрос подсудимых. Он закончился "сеансом художественного образования" суда - демонстрацией альбомов с репродукциями.
Однако, по порядку. Судебное разбирательство идет в Таганском районном суде г. Москвы (Марксистский пер. 31/1, судья Прощенко В.М.: м. "Марксистская", выход на улицу м. "Таганская"). Обвиняются: известный правозащитник Юрий Самодурова, директор Музея и общественного центра "Мир, прогресс, права человека" им. А.Д. Сахарова, сотрудник Музея Людмила Василовская и поэтом Анной Альчук (Михальчук). За проведение в январе 2003 года выставки современного искусства "Осторожно, религия!" , их обвиняют по ч. 2 ст. 282 УК РФ (максимум - заключение сроком до 5-ти лет, Альчук обвиняют - по ч.1 ст. 282 - СРОК ДАВНОСТИ ИСТЕК 18 ЯНВАРЯ). Прокуратура сочла их преступной группой, разжигающей национальную и религиозную вражду.
Гособвинение сегодня вновь было сегодня в усиленном составе - как обычно с опоздание к Новичковой из прокуратуры Москвы присоединилась Гудим из прокуратуры ЦАО (впрочем, последняя довольно скоро покинула зал заседаний).
Защиту представляли: адвокаты: Юрий Шмидт, Анна Ставицкая, Сергей Насонов. Защитники: Лев Пономарев и Евгений Ихлов (Движение "За права человека"), Александр Подрабинек ("Фонд гражданских свобод").

Допрос подсудимых начался с выступления Юрия Самодурова, выдержки из которого прилагаю. Директор Музея очень выигрышно обратил внимание на то печальное обстоятельство, что прокуратура объективно оказалась на стороне погромщиков и аккуратных подтянутых молодых людей (которые сегодня заняли половину третьего ряда), которое на прошлом заседание тихо прошипели ему в спину "мы вас будем уничтожать постепенно...". Самодуров заявил, что категорически не понимает - в чем его конкретно обвиняют. В качестве доказательства оправданности критики религиозного радикализма и фундаментализма, в том числе методом художественных акций, он процитировал высказывания Агафангела, митрополита Одесского и Измаильского УПЦ Московского Патриархата, крепко высказавшегося насчет державной миссии православной церкви, поддержки гонки русских вооружений, и того, что не может быть партнерства между Церковью и безбожным демократическим государством. В ходе следствия Самодурова допрашивали лишь один раз, как свидетеля в апреле 2003 г., как обвиняемый он ни разу не был допрошен. В конце заседания он, вопреки возражением прокурора Новичковой, получил разрешения суда продемонтрировать толстые альбомы с репродукциями, посвященные интерпритациям библейских сюжетов, в которых "богохульство" (в понимание отечественных ревнителей) просто зашкаливало. Это должно было убедить суд в том, что профанное использование религиозных образов - совершенное нормальное и респектабельное явление в современном искусстве. Один из альбомов был с репродукциями экспонатов из Музея религиозного искусства, расположенного в кафедральном соборе. Первые репродукции старались не показывать залу, издававшему гневный ропот, но затем "глубоко верующих" (любимое выражение прокурора Новичковой) также приобщили к прекрасному.
Людмила Василовская как чушь и вздор опровергла утверждения о некоем своем преступном сговоре с Самодуровым и о проведении выставки в соотвествии с "четко продуманной концепцией". Окончательная версия вернисажа - ка это обычно и бывает - оформилась лишь в ночь накануне открытия. Организация выставки "Острожно, религия!" была классическим примером рождения порядка из хаоса - художники стихийно приносили экспонаты, тематически объединенные косвенным отношением к религии и духовным исканиям, а потом совместно в авральном порядке развешивали их буквально накануне открытия.
Анна Альчук также опровергла все утверждения о своей причастности к организации выставки и о том, что выставленная ей старая реклама фотоателье является собранием отодранных с кладбищ фотографий православных.
Представители гособвинения попрежнему выспрашивали подсудимых об их мировоззрении, об отношении к церкви, о том, почему на выставке был "перекос" критически относящихся к РПЦ экспонатов. Такой нормальный "идеологический" допрос интеллигентов, уличаемых в антисоветчине.
Привожу основные фрагменты из выступления Юрия Самодурова в начеле его допроса:

"Ваша честь, перед тем как представители прокуратуры зададут мне свои вопросы - я хочу дать суду показания по тем аспектам данного дела, которые вообще не исследовались, либо недостаточно освещались в предыдущих заседаниях суда.

Начну с того, что меня больше всего поражает и что я считаю самым главным в этом процессе. На прошлом заседании [26 января] в судебном зале впервые присутствовали (они сидели вот здесь, на второй скамье) несколько хорошо одетых, крепких и подтянутых молодых мужчин, судя по всему - интеллектуалов (я очень радовался, что они так внимательно и с интересом слушали, как Юрий Шмидт читал заключения Дмитрия Фурмана, Юрия Левады). Когда они уходили, один не удержался и тихо сказал мне в коридоре: «Конечно, будем вас потихоньку уничтожать». Еще раньше в коридоре суда некоторые бабушки высказывались попроще: «Жиды!», «Холокоста на вас нет!» . На всех заседаниях в зале, вероятно, присутствует и некто Анна Сергеева (может быть это псевдоним), автор розданной в коридоре суда в прошлое судебное заседание и уже распространенной в Internete листовки с такими же примерно «тезисами».
Так вот, самым главным в этом процессе, я считаю, что, уважаемые представители государственного обвинения, может быть по долгу службы (что ужасно), а может быть сознательно (что еще хуже), находятся на стороне тех людей, которые высказывают и лелеят процитированные пожелания, вместо того, чтобы быть на стороне обвиняемых и художников, никому из которых, как бы ни относиться к их работам, - даже во сне никогда не может присниться сказать: «Мы всех, кто в зале и за его стенами критикует и нападает на наши работы будем потихоньку уничтожать». Почему прокуратура представляет и защищает в данном уголовном деле интересы таких людей? И долго ли она собирается это делать? Подавая обществу знак, что нормы культуры в демократическом светском государстве якобы могут регулироваться церковью и православием - прокуратура играет с огнем, вот, по-моему, - главное в этом процессе.
В чем заключается идея выставки и как она была организована – я объяснял следователю Котовой, которая вызывала меня на допрос всего лишь один раз – когда я был еще свидетелем, а не обвиняемым. Если суд сочтет возможным, я хотел бы мои показания Котовой зачитать суду. Из них будет видно, что интересовало следствие. Мне кажется, что смыслом выставки следствие особенно не интересовалось. Я просил Котову приобщить к делу написанный мной почти сразу после того как я узнал о возбуждении уголовного дела по факту проведения выставки текст: «О выставке «Осторожно, религия!» и событиях вокруг нее» (10 марта 2003 г). Этот текст я тогда же послал генеральному прокурору – и если суд сочтет возможным я хотел бы огласить его, поскольку в нем вполне точно выражено, как я в качестве свидетеля оценивал те работы, которые упоминались в письме Госдумы Генеральному прокурору, и что я и мои коллеги по цеху, а также мои коллеги по скамье подсудимых и все наши защитники в сущности, защищаем.
В последующем я написал еще несколько коротких текстов с уточнением позиции, которую защищает музей и центр имени Андрея Сахарова: «Доморощенные цензоры музей и центр имен Андрея Сахарова не запугают» (16.10.03), «Российское общество перед выбором: судить об искусстве или судить за искусство» (30.12.03), «Нестесненное возрождение церкви и защита чувств верующих – не менее, но и не более важная проблема, чем защита светского характера российского общества и государства» (14.03.2004) - что касается названия последнего текста, уже после его написания я пришел к выводу, что общество неправильно и некорректно определять как светское, и что термин светское может относиться только к Российскому государству<...>. В декабре 2004 г я написал и направил письмо Патриарху Русской Православной Церкви Алексию II (от 8.12.04), которое было ему, точно знаю, передано. Поскольку после отправки письма прошло больше месяца, а ответа я не получил, я считаю себя вправе огласить сегодня это письмо в суде [оглашено не было] <....>
Заканчивая эту часть выступления, хочу сказать, что как мне представляется Русская Православная Церковь, являясь существенной и значимой частью гражданского общества, не должна стремиться превалировать над другими его частями, а должна находить и поддерживать более адекватные современности пути и формы решения проблем религиозности людей в светском государстве. В частности, возможно и желательно сотрудничество религиозных и светских институтов гражданского общества при решении таких насущных и острых проблем, как прекращение кровопролития в Чечне, уменьшение социального расслоения, снижение агрессивности по отношению к мигрантам (в том числе к неславянам и/или неправославным), оказание помощи инвалидам и ветеранам, защита прав верующих других конфессий, поддержка современного религиозного искусства и многое другое. Что касается решительно не одобряемых церковью выставок и книг, решить вопрос при наличии доброй воли несложно – священники могут рекомендовать своим прихожанам не посещать подобные выставки, а музеи и кураторы могут объявлять и предупреждать о том, что на выставке есть работы, авторы которых свободно интерпретируют религиозные символы, и просить тех, кто не готов к этому, воздержаться от посещения.
Перечислю вопросы, о которых я хотел бы и о которых по-моему следовало бы еще сказать.
2. Я хотел бы, используя принесенные мной каталоги и альбомы, наглядно показать и постараться убедить прокуратуру и суд , что не каноны древнерусской иконописи, а, совершенно «неправославное» с точки зрения этих канонов изображение художниками образа Христа, других религиозно-значимых образов, символов и сюжетов, включая сюжеты из библии и евангелий, является нормальной и распространенной практикой в изобразительном искусстве от древности до наших дней, и что как бы ни задевала и не шокировала эта практика многих православных верующих и священников (или религиозные чувства отдельных христиан других конфессий) - пытаться остановить или изменить уголовными преследованиями, юридическими запретами и цензурой логику и практику культурного процесса нелепо, невозможно и незаконно!.
3. Я хотел бы, используя принесенные мной документы и материалы и ссылаясь на них, попытаться объяснить и убедить прокуратуру и суд – что тема выставки «Осторожно, религия!» - является абсолютно обоснованной и актуальной для российского общества.
Многие, в том числе протестующие против этого суда лица, упрекают меня в проведении выставки «Осторожно, религия!» в Музее и центре имени Андрея Сахарова. Напомню всем слова самого Сахарова: «..Я подхожу к религиозной свободе как части общей свободы убеждений. Если бы я жил в клерикальном государстве, я наверное, выступал бы в защиту атеизма и преследуемых иноверцев и еретиков» (Воспоминания. Т.1., стр.471).
4. Я хотел бы, ссылаясь на подготовленные документы, обратить внимание суда на то, что на возбуждение уголовного дела, видимо, повлиял характер обращения в прокуратуру Госдумы и отдельных депутатов, а также кампания в прессе, вызванная, по-видимому , стремлением «наказать» музей и центр имени Андрея Сахарова за то, что музей является последовательным и принципиальным оппонентом и критиком власти по вопросу войны в Чечне, по делу Ходорковского и ряду других значимых для власти и общества вопросов.
5. Я хотел бы гораздо более сжато и кратко, чем в предыдущих случаях, со ссылками на подготовленные мной материалы и соображения, выразить свое отношение к обвинительному заключению и к действиям следователей и прокуратуры.
Таковы были мои планы. Что позволит суд?"


ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО "ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА"
Общероссийское общественное движение "За права человека"
125009, Москва,М. Кисловский переулок, д.7, корп.1, пом. 21
тел. (095)291-62-33, т/ф (095)202-22-24, e-mail: news@zaprava.ru;
http://zaprava.ru/