Поиск по сайту
Андрей Дмитриевич Сахаров. Биография. Летопись. Взгляды
Музей и общественный центр им. Андрея СахароваГлавная страница сайтаКарта сайта
Общественный центр им.Андрея Сахарова
Сахаров
А.Д.Сахаров
Анонсы
Новости
Музей и общественный центр имени А.Сахарова
Проекты
Публикации
Память о бесправии
Воспоминания о ГУЛАГЕ и их авторы
Обратная связь

RSS.XML


Пожертвования









Андрей Дмитриевич Сахаров : Библиографический справочник : в 2 ч. Ч. 1 : Труды : Электронная версия


Фильм Мой отец – академик Сахаров :: открытое письмо Генеральному директору Первого канала Константину Эрнсту


 НОВОСТИ   АФИША   МУЗЕЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР   ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ    КАЛЕНДАРЬ 
    Главная >> Новости >> 2008    
 
Аналитический еженедельник "Дело"
Санкт-Петербург
24/11/2008
Николай КУДИН

Елена Боннэр / Все пошло вкривь и вкось еще 20 лет назад...

Известная правозащитница Елена БОННЭР в интервью "Делу" подводит итог постсоветскому развитию России и мира в целом.

- Елена Георгиевна, как Вы считаете, будь Ваш муж - Андрей Дмитриевич Сахаров - жив, смог бы он найти в нынешней России общественный лагерь, идеи которого перекликались бы с его собственными?

- Сахаров в известной мере был индивидуалистом и не имел привычки примыкать к каким бы то ни было лагерям. Напротив, зачастую он раньше остальных высказывал идеи, которые затем поддерживали те или иные группы. Сложно сказать, как мог повести себя в этом смысле Сахаров сегодня. Об этом можно было рассуждать более определенно, пока существовало движение "За честные выборы", почти сумевшее объединить широкий круг протестных групп, но так и не сделавшее этого до конца...

- Были ли новейшей историей восприняты идеи Сахарова - в частности, идея конвергенции социализма и капитализма?

- За годы после распада СССР и затем Варшавского пакта идея конвергенции в некотором смысле получила воплощение, но основанное на принципах, противоположных тем, о которых говорил Сахаров. РФ ввела у себя все наихудшие черты капитализма, а Запад воспринял худшие черты от коррумпированной и лживой советской системы. Находясь в США, я поражаюсь тому, какой тотальный характер принимает здесь коррупция. И мне кажется, что отношение к коррупции как к лучшему средству достижения успеха пришло сюда из той воровской "малины", в которую в какой-то момент превратилась РФ после распада СССР.

- Владимир Путин, еще будучи президентом, назвал распад СССР величайшей катастрофой XX столетия. Вы согласны с Путиным?

- Я полагала и полагаю, что союз республик мог быть сохранен, но не на тех основаниях, на которых существовал СССР, а на тех принципах, которые четко сформулированы в "Конституции Сахарова": добровольный союз всех республик и иных территориально-административных единиц (без каких-либо преимуществ в зависимости от прежнего статуса), каждая из которых делегировала бы общему правительству только те функции, которые бы сочла нужным. Изначально общими вопросами Сахарову виделись проблемы энергетики, связи, железнодорожного сообщения, международной политики; все остальное - на усмотрение региональных правительств.

- Почему, на Ваш взгляд, не удалось направить по пути демократических реформ не только СССР, но и РФ?

- Что касается непопулярности реформаторов, то здесь дело в давней и затянувшейся ошибке, берущей свое начало еще в 1987-1988 гг. и в 1989-м, когда проходили первые полусвободные выборы - частично по спискам КПСС и организаций. С тех самых пор все пошло вкривь и вкось, потому что не нашлось достаточно сильной, идеологически готовой группы, которая была бы способна не к частичному реформированию (что вошло в историю под термином "перестройка"), а к полному изменению характера существующей власти. Тогдашняя интеллектуально-политическая элита сначала породила плохо оформленную Московскую трибуну - организацию клубного типа, а позже, летом 1989 г. (сразу по окончании первого Съезда народных депутатов), - Межрегиональную депутатскую группу (МДГ), представлявшую т.н. реформаторскую часть съезда, но в действительности не готовую к решительным действиям.

Напомню один эпизод: 2 декабря 1989 г. Сахаров предложил выступить с призывом к всеобщей двухчасовой забастовке (ранее подобная забастовка прошла в Чехословакии и стала, по сути, бархатной революцией в этой стране). 4 декабря призыв подписали 5 человек, которых немедленно вызвали на Старую площадь (в ЦК КПСС), и в "Известиях" на следующий день было опубликовано отречение Черниченко и еще кого-то из подписантов. Говорилось также, что затея с забастовкой принадлежала мне, но это, впрочем, детали. И перед открытием II Съезда народных депутатов на заседании МДГ Сахарову устроили форменную выволочку. В результате никакой забастовки не было, II Съезд не отменил 6-ю статью и вообще ничего толком не изменил. А ведь в составе МДГ были те, кого считали прогрессивными депутатами. Но и они сразу приняли решение прислониться к власти. А дальше все шло по накатанной.
Второй момент, который имел определяющее значение в формировании отношения людей к демократам, - афера с ваучерами. Причем мне кажется, что народ бы и простил всю эту махинацию, если бы ее авторы публично покаялись, признались, что не знали, как подступиться к финансовым трудностям, что решили следовать советам спонсоров из Чикаго и Гарварда, которые не понимали ситуации в стране. Этого не последовало. А в то же время уже без шума шел другой процесс - безудержное обогащение комсомольско-партийной верхушки, приближенной к власти.

И вдруг, казалось бы, неизвестно откуда, как грибы после дождя, появились, с одной стороны, олигархи, а с другой - обнищавшая масса. Потом был скомпрометирован главный инструмент демократии - выборы. Помните коробку из-под ксерокса? Мы видели по ТВ одну - но сколько их было? В итоге образ реформатора, образ демократа в России был скомпрометирован сразу и надолго.

- В нынешней правозащитно-оппозиционной среде также сильны установки, согласно которым в целях достижения хотя бы малых результатов надо идти на поклон к власти...

- Конформизм мне не может нравиться, но и с противоположной стороны я не вижу четко сформулированной позиции. Мне кажется, люди боятся произнести главное: нынешний строй губит Россию, такому строю не должно быть места на 1/7 части суши. Защита собственности, прав личности напрямую зависит от скорого и честного суда, которого в РФ нет и в помине. Об этом страшно сказать вслух. Вслух говорят: "Не дай мне Бог увидеть русский бунт". И я тоже боюсь выговорить. Но если этого не сделать, действия оппозиции так и будут носить половинчатый характер, а это будет давать сегодняшней власти все больший простор для произвола - вроде того, что узаконивает в своем обращении Медведев: 6 лет - для главы государства; 5 лет - для сидельцев в Думе с повышенной зарплатой; совершенно неправовое вмешательство в то, каким образом партии обязаны формулировать свои уставы; фактическое предложение ввести в качестве декора 1-2 депутатов от оппозиционных партий. Всё это даже не политические игры, а настоящее преступление перед страной и перед народом, который теперь принято называть электоратом... Это даже не советская модель управления. В СССР так много воровать все же не позволяли. Мы наблюдаем воров, занятых дележом "общака", остальные 140 миллионов почитаются за бессловесное быдло.

- Но почему эти 140 миллионов так спокойно относятся к своей незавидной участи?

- Вы задаете вопрос, на который не могли ответить лучшие умы России, самые глубокие философы, и ждете, что 86-летняя бабушка и прабабушка решит проблему, которую не решили Франки, Бердяевы, Лихачевы и все, кто пытался этим заниматься! Замечу лишь, что ни один народ на пути реального изменения собственной жизни не может обойтись без серьезного интеллектуального обоснования, которое должно быть выдвинуто элитой (под ней я понимаю наиболее прогрессивных представителей и политического, и культурного, и предпринимательского пространств). Но в РФ вся элита, за исключением единиц, прикормлена. Кое-кто, вроде Объединенного гражданского фронта, пытается самоорганизоваться и организовать общество, но никто не может сказать, получится ли это у них, и если да, то когда. Одна умная женщина - структуралист и советолог - однажды сказала: "Революции не делаются, они приходят сами". Придет ли она в Россию сейчас или через десятилетия, мы не знаем.

- Как Вы оцениваете поведение РФ в ситуации с конфликтом Грузии и Южной Осетии?

- У грузинского правительства, очевидно, не выдержали нервы, но то, что РФ в течение нескольких лет провоцировала Грузию, несомненно. Российские паспорта в Южной Осетии и Абхазии, вся эта история с "Боржоми" и грузинскими винами, выселение из Москвы грузин, которых при этом содержали в таких условиях, что люди просто умирали, непонятная перепись грузинских школьников в российских школах, - таких провокаций было не счесть...

- Какова, на Ваш взгляд, конечная цель РФ в этом вопросе?

- Этого я не знаю, как не знаю, что за интерес РФ нагнетать ситуацию в Приднестровье. Если чем и можно это объяснить, то только имперским мышлением власти, которое совершенно несовместимо с реализацией демократических принципов. Что касается Кавказа как такового, то он, очевидно, будет полыхать все время, потому что имперское мышление там столкнулось с национальным. Как при Ермолове и Паскевиче это был неразрешимый конфликт, так и при Сердюкове ничего не меняется. И не изменится, если РФ не найдет (а она, видимо, не найдет) современные формы общежития. Если где-то наиболее ярко и проявляется отсталость РФ, то это в отношениях с Кавказом - здесь Россия застряла где-то далеко в прошлом. И выхода из этого тупика я не вижу. Кроме того, не видно, чтобы этот выход пытались найти. Похоже, постоянный пожар на Кавказе создает благоприятные условия для того, чтобы кто-то обогащался. Вообще, складывается впечатление, что в нынешней российской вертикали власти все подогнано таким образом, чтобы высокому кругу чиновников, обслуживающих верховную власть, и этой самой власти было удобно воровать.

- Некоторые порицали Вас за то, что Вы не подписали прошение о помиловании Бахминой...

- Я дала себе зарок: никогда ни к каким властям в РФ не обращаться, а в данном случае прошение о милосердии направлено президенту. Я написала письма женам президента и премьера. Когда-то я обратилась с письмом к королеве Великобритании в связи с тем, что одну пожилую российскую женщину не пускали в гости к дочери, уехавшей в Израиль. На это королева ответила, что не может вмешиваться в государственные дела другой страны, ей по ее статусу не положено. Но все же ответ пришел, а вот российские леди не потрудились ответить. Нормы общежития, вежливости и, в конечном счете, милосердия в РФ утрачены как в самом обществе, так и, в первую очередь, среди его руководителей.

- Многие полагают, что 2000-е годы стали временем отката от правозащитных и демократических ценностей не только в РФ, но и во всем мире...

- Действительно, мир после 11 сентября сильно изменился. Возникла ситуация, в которой западная цивилизация вынуждена защищаться, и некоторые правовые нормы, узаконенные договорами середины ХХ в., должны быть скорректированы. Возьмем ситуацию со статусом заключенных тюрьмы Гуантанамо. Правозащитники требуют их освободить. Но как? Предоставить гражданство США людям, которые против этой страны воевали? Отправить заключенных в страны их происхождения, обрекая тем самым на такие условия, в сравнении с которыми Гуантанамо покажется раем? Демократические принципы неизбежно отходят на второй план в мире, где каждый день кого-то взрывают.
Вообще же, деятельности правозащитников в США свойственны некоторые перехлесты, особенно в том, что касается т.н. политкорректности.

- Апофеозом политкорректности многие называют избрание чернокожего президента. Как Вы оцениваете триумф Обамы?

- Я симпатизировала Маккейну. Я не люблю демагогию и не считаю ораторские способности безусловным свидетельством политических способностей. Кроме того, Маккейн мне представляется честным и смелым человеком, человеком с биографией. А Обама, как показала избирательная кампания, хочет соответствовать общественному мнению, поэтому за эти несколько месяцев много раз менял и тон, и содержание своих высказываний по различным проблемам - о статусе Иерусалима и Израиле, о российско-грузинском конфликте, об американских АЭС. Наконец, мы наблюдали отвратительную антиреспубликанскую кампанию в прессе. Можно по-разному относиться к Саре Пэйлин, но вспомните, как забушевали газеты, когда она сказала, что из окна ее дома на Аляске видна Россия, как они загалдели: дескать, это невозможно, там слишком большое расстояние. Такое впечатление, что журналисты не знакомы с понятием "метафора". Но трагедии в избрании Обамы я не вижу, хотя сильно сомневаюсь, что он сможет осуществить даже малую часть своих предвыборных обещаний. Надеюсь: если американцам не понравится их президент, через четыре года они его поменяют, а не станут менять Конституцию в течение недели по его указке.

Источник:
Аналитический еженедельник "Дело"
Санкт-Петербург

24/11/2008




                    







© 2001 - 2017 Sakharov Museum. При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт www.sakharov-center.ru (hyperlink) обязательна.




Адрес страницы: http://www.sakharov-center.ru/news/2008/1127.php