Поиск по сайту
Андрей Дмитриевич Сахаров. Биография. Летопись. Взгляды
Музей и общественный центр им. Андрея СахароваГлавная страница сайтаКарта сайта
Общественный центр им.Андрея Сахарова
Сахаров
А.Д.Сахаров
Анонсы
Новости
Музей и общественный центр имени А.Сахарова
Проекты
Публикации
Память о бесправии
Воспоминания о ГУЛАГЕ и их авторы
Обратная связь

RSS.XML


Пожертвования









Андрей Дмитриевич Сахаров : Библиографический справочник : в 2 ч. Ч. 1 : Труды : Электронная версия


Фильм Мой отец – академик Сахаров :: открытое письмо Генеральному директору Первого канала Константину Эрнсту


 НОВОСТИ   АФИША   МУЗЕЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР   ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ    КАЛЕНДАРЬ 
    Главная >> Музей и общественный центр >> Проекты >>Конкурс учителей: 2006-2007 год    
 
Содержание страницы
Журнал "Литература" и сайт Чуковских проводят конкурс методических разработок по книгам Лидии Чуковской



Первый день. 11 мая 2007. Часть 2. Конференция по итогам 5 конкурса учителей

12.20 — 12.50 Перерыв. Кофе, чай.

12.50 — 13.50 Пленарное заседание. Доклад (регламент — 40 минут, ответы на вопросы)

Ведущая — Колтановская Евгения Элеонардовна, координатор V Конкурса учителей



Вторая часть конференции 11.05.07.

Самодуров Ю.В
Ведущим второй части нашего заседания будет Евгения Элеонардовна Колтановская. Мы с ней вместе учились, но на разных курсах. Она, училась на геофизика, я, учился на геолога, вот с тех пор мы знакомы.

А вот докладчик наш учился на историка, он был директором музея в Малых Вяземах, музея Пушкина. И мы позвали отца Якова Кротова. Почти все из вас знают его заочно, те, кто слушает радио «Свобода», передачу «С христианской точки зрения». Его тема — «Верующие в ГУЛАГе».



Колтановская Е.Э.
Я хочу сказать вам, что эта тема и вообще программа сегодняшнего дня была выстроена на основе анализа тех уроков, которые были присланы нам в Межрегиональное жюри. И нам показалось, что вам будет интересно послушать отца Якова, это умнейший человек, тот, кто может говорить на эти темы легко и свободно. Это человек с очень большим опытом.

  • Доклад «Верующие в ГУЛАГе»
  • Верующие в ГУЛАГе

    Докладчик: отец Яков Кротов

    « При виде 50 учителей у меня возникает чувство злорадства, потому что у нас в классе было 44 ученика и один учитель, он всех мучил, а теперь тут я вас буду мучить. Я считаю, что форма этого урока все-таки семинарская, а не лекционная. Поэтому давайте сделаем так: я минут 15-20 поговорю, вы шлите записки.

    Немного о себе. Я, в отличие от Юрия Вадимовича, не думаю, что многие из вас слушают радио «Свобода», потому что за последние 2 года ретрансляция его сократилась примерно в 10 раз. Было 30 ретрансляторов, практически вся территория России была закрыта. Сейчас осталось около 3, и в основном нас слушают через Интернет, но это возможность того, кто имеет хорошую Интернет-связь, а это очень немногие.

    Мне 50 лет, я женат, у меня двое взрослых детей. По первому образованию я не историк, я источниковед, это значительно более узкая специальность, и она связана с нынешней темой «Верующие в ГУЛАГе». Я не буду говорить об иудеях и мусульманах, не потому что я как-то по-особому к ним отношусь, а потому что просто нет источниковой базы. Не сохранилось воспоминаний иудеев и мусульман, которые были в ГУЛАГе. Я подготовил тут страниц 15 текста, в том числе и библиография, где указаны сохранившиеся мемуары. Причем тут те тексты, которые есть на моем сайте. И в библиографии они не потому, что они стоят на моем сайте, а потому что они интересны и актуальны.

    Вообще воспоминания верующих о лагерной жизни составляют меньше того процента, который следовало ожидать. Вот это уже первый интересный факт. В то время, когда средний грамотный неверующий человек, секулярный, гуманист, атеист, средний советский человек, если он пережил лагерь, он считал своим долгом написать об этом мемуары, стесняясь, часто делая это в стол, только дети знали, что эти мемуары сохранились. Точно так же как в 20-30 годы не было человека, отсидевшего при царе, который не написал хотя бы кратких мемуаров. Точно так же в 70-80-е гг. большинство сидевших мемуары оставили. В то же время, когда мы говорим о верующих людях (здесь и далее слово «верующий» я буду употреблять как синоним христианина), мы сталкиваемся с тем, что очень мало воспоминаний. В моем перечне, который в значительной степени основан на базе воспоминаний из Сахаровского центра, многое и добавлено, в общем, порядка двух десятков текстов — это очень мало. Учитывая, что через лагерь было прокачано порядка десятков тысяч формально верующих людей, людей, занимающих определенное положение в церковной иерархии. И я могу назвать по именам тех людей, которые прошли через лагерь и по всем данным должны были бы оставить воспоминания.

    Простейший пример — отец Иоанн Крестьянкин, недавно скончавшийся в возрасте под 90 лет, был посажен в 1948 году, когда были вообще массовые «посадки» духовенства, о чем мало кто знает. Человек в высшей степени грамотный, человек, вокруг которого паслись, в последние годы его жизни, сотни интеллигентов. Ни один не смог вытащить из него воспоминаний. И тут мы сталкиваемся с принципиальным, философским моментом — «верующие в лагерях», здесь явно проглочена какая-то часть фразы. Верующие в лагерях — что? Пребывание верующих в лагерях, опыт верующих? Так вот, мы сталкиваемся с тем, что не всякое пребывание в лагере является опытом лагерной жизни. Это относится вообще к жизни человека. Не все, что происходит с человеком, становится частью его жизни. Большая часть того, что с нами происходит, остается за бортом, во всяком случае, нашего сознания. Оно, наверное, входит в наше подсознание, но оно не подвергается осмыслению и закреплению. Говоря языком психотерапевтов, можно сказать, что происходит вытеснение. Опыт почему-либо отторгается, причем искусственно, насильственно. И опыт лагеря для верующего человека в России — именно такой опыт, он вытесняется за пределы сознания. Митрополит Мануил Лемешевский, Куйбышевский и Самарский архиерей в 60-е гг., проведший в лагерях около 15 лет. Здесь мы можем сказать, почему его лагерный опыт вытеснен, при том, что это человек с обостренным историческим чувством. Он, уже будучи архиереем, платил деньги известному православному диссиденту Анатолию Мануиловичу Краснову-Левитину, Краснов — это псевдоним, он православный социалист, почти коммунист, за то, что тот писал историю русской церкви. Но при этом сам владыко Мануил Лемешевский составил многотомный, титанический, по-немецки, я бы сказал, сделанный справочник епископов XX века. И он не написал ни строчки о себе. Кое-где в его справочнике две-три фразы про епископа, с которым он сталкивался в лагере — и все. Я понимаю, почему. Потому что в 1938 году, когда он был второй раз арестован — большинство верующих людей многократно арестовывались, процедура прокачки через лагерную систему хорошо охарактеризована в ГУЛАГе — его посадили через неделю после того, как он рукоположил четырех катакомбных священников для неофициальной церкви. В результате пыток он выдал всех четверых, все они были арестованы и тоже подвергнуты пыткам. Все четверо были освобождены, среди них такие крупные, известные сегодня фигуры, как психолог Борис Васильев. Но ведь никто не знает, что он сидел, и даже никто не знает, что он был священником. И еще четверо таких человек. И они все молчали, и мы понимаем, почему. Потому что, когда тебя в течение нескольких часов пытают, то ты это запоминаешь на весь остаток жизни.

    Но есть и более странные случаи, которые не дают основания полагать, что человек просто элементарно боялся. В 60-е гг. несколько епископов освободившихся из лагерей были поставлены на разные кафедры. Существует легенда, что в 1943 г. патриарх — митрополит тогда — Сергий Старогородский во время встречи со Сталиным в сентябре просил его кого-либо освободить. Нет, не просил. Он просил зданий, он просил денег, он просил продовольственный паек, но он не просил ни за кого. Он боялся, и не нам его осуждать. Ни один из этих людей тоже не оставил воспоминаний, хотя, строго говоря, им бояться было нечего. Как и в случае с отцом Иоанном Крестьянкиным, с нынешним митрополитом Корнилием Якобсом — митрополит Таллиннский — мы сталкиваемся со своеобразной амнезией.

    Как в случае с митрополитом Мануилом мы можем иногда предполагать, чтобы посадить человека в советское время, как правило, нужен был донос. От кого исходил этот донос? И мы сталкиваемся с тем, что, как правило, донос исходил от своих, чужой доносить не будет. И когда речь идет, скажем, о митрополите Корнилии Якобсе, который ныне возглавляет эстонскую Церковь, то есть, сейчас он ее возглавляет, когда его посадили, то самый вероятный кандидат в качестве доносчика — это нынешний патриарх Алексий II. И это возвращает нас к одной базовой, принципиальной ситуации.

    Если мы говорим о верующих в гитлеровских лагерях, кстати, я не очень люблю слово «лагерь», мы имеем в виду ситуацию, которую мы можем довольно ясно обозначить. Сначала, с 1935 года, когда от истребления гомосексуалистов, сумасшедших и т. д. Гитлер перешел к истреблению просто идейных противников, и до 1945 года, последним был повешен 5 апреля пастор Дитрих Банхофер.

    Когда мы говорим — верующие в ГУЛАГе — мы можем обозначить, когда ситуация открылась? Можем ли мы обозначить дату ее закрытия? Нет, не можем. У этой проблемы нет закрытия. Не потому, что верующие и по сей день находятся в лагерях, хотя находятся, об этом я тоже скажу. А потому что лагеря существуют — вот в чем проблема. Система гитлеровских лагерей была уничтожена, она вообще не характерна для западной, европейской пенитенциарной системы. Система сталинских лагерей функционирует исправно, поддерживается и в любой момент может принять новый контингент.

    Верующие в лагерях. Вдумаемся, когда сегодня мы в газетах читаем победные реляции о том, что в лагерях функционирует около 600 храмов. Что это означает? Как мне говорят баптисты: что это, мы не понимаем, как это может быть? Как это — верующий христианин в лагере, когда уже нет сталинского режима? Ну, скорее, советского, потому что посадки верующих именно как верующих продолжались вплоть до 1985 года, даже до 87 года. Что сейчас делают православные верующие в лагерях? Они там отбывают срок за уголовное преступление. Значит, ситуация не исчерпана, она не закрыта в более сущностном смысле. Она не закрыта в том отношении, что лагерь, которого до революции попросту не существовало, не было такого понятия в российской жизни, была каторга, была тюрьма, была ссылка, лагерь не существовал, лагерь — это сугубо социалистическое явление. То есть, это трудовое сообщество, сообщество принудительного труда на благо общества. Сегодня лагеря этой функции, предполагается, не несут, хотя реально выполняют и эту функцию тоже. Но главное — они выполняют какую-то более существенную функцию в обществе. Не случайно все говорят «лагерь», и разница между пионерлагерем и лагерем для уголовников является очень относительной. И то и другое — лагеря. Ситуация принудительная.

    Еще одну ее особенность замечательно подметил Сергей Довлатов, который был охранником в лагере: не существует экзистенциальной разницы между заключенным и надзирателем. Сохраняется эта ситуация? Есть экзистенциальная разница между Ходорковским и Абрамовичем? Ходорковским и Путиным? Я пока не обнаружил. Значит, мы имеем дело с незакрытой экзистенциальной, исторической и социологической ситуацией. Именно это делает тему такой болезненной. Именно это объясняет, почему тема является предметом идеологических манипуляций. По сей день, и сегодня, может быть, активней, эти идеологические манипуляции и ведут к тому, что мало воспоминаний. И вот по какой причине. У трех основных христианских конфессий пребывание в лагере — давайте пока говорить о тоталитарном лагере, не выходя за эти рамки — описывается по-разному. В чем разница между иудеем, мусульманином, буддистом и христианином, который оказывается в лагере? В чем разница религии? Жесткая, как правило, централизованная иерархия христианства. То есть, если иудей сидит в лагере, он сидит как иудей, будь он раввин, там нет разделения рядового иудея и раввина, тем более это относится к исламу. Хотя мы, как люди, воспитанные в христианской культуре, все время опрокидываем на другие религии свои представления о том, как функционирует религия, нам трудно понять, что в исламе нет иерархии. Так вот, здесь мы сталкиваемся и с такой особенностью.

    Во-первых, вообще встает вопрос, когда мы формулируем тему «Верующие в ГУЛАГе», о ком идет речь? Только в христианстве, я бы даже сказал, в русском христианстве, есть выражение «простой верующий». Что это означает? Не занимающий руководящего поста. Простой верующий это не только мирянин или мирянка, это и пономарь, и дьякон. Мы не встретим никаких воспоминаний, что вот, мол, в лагере сидел дьякон. Фигура этого рода не привлекает внимания. Не позиционируется в качестве верующего в ГУЛАГе. Верующий в ГУЛАГе — это священник или епископ. Пресвитер, если это протестант, баптист, это патер. Католических епископов, замечу, не сажали. Одного расстреляли — в 1923 владыку Эспуциплика (?), который теперь причислен к лику святых. Но не сажали. Католик в лагере, что это такое? Это священник, их было прокачано через ГУЛАГ довольно много, порядка нескольких сотен, они все учтены за последние годы. Воспоминания оставили двое человек, сидевших в брежневскую уже эпоху. Почему? Что прибавляет нахождение в лагере к полноте католического мироощущения? Ничего. Католическая церковь — это один человек, это Папа . Я прошу прощения, если здесь находятся католики, кое-что я утрирую для ясности. Если бы посадили Папу, это было бы значимо, всякий другой — незначим. Конечно, существуют канонизированные святые, и русские, в том числе уже, католики, патеры, которые погибли в лагерях, гитлеровских и сталинских. Их место в жизни среднего католика очень умеренное, эти мученики свидетельствуют о правоте организации католической церкви. Они стали мучениками, потому что они часть интернациональной вселенской церкви. Вот национальные церкви, подчеркивают католические апологеты, они часто шли на сотрудничество с режимами, поэтому избавлялись от опасности быть уничтоженными в лагере.

    Конечно, лучше известны западные примеры, как отец Максимилиан Кольбе, поляк, замечу, человек резко антисемитских, черносотенных взглядов, видевший во всем происки масонов. Тем не менее в лагерь он попал как и большинство польских ксендзов, потому что просто Гитлер, как и Сталин, уничтожал польскую интеллигенцию и элиту, в том числе и священников. У нас об этом знают немногие. В России такого уничтожения не было нужды производить, потому что все духовенство было отозвано. Из местных были люди, которые были посажены, и опять их лагерный опыт остается невостребованным. Два наименования мемуаров, которые я назвал, оба здесь упомянуты в библиографии, одни мемуары отца Иосифа Свидницкого, греко-католического священника. Но заметьте, сидели десятки греко-католических священников, среди них и епископы в 40-50-60-е гг. Нет мемуаров. Кардинал Иосиф Слипый, де-факто глава греко-католиков Украины — сидел, потом был выпущен, умер в Риме, мемуаров не оставил. Строжайший запрет. Потому что все эти годы, десятилетия католическая церковь при всем своем антикоммунизме, декларируемом как теоретическая богословская концепция, как тактику всегда принимала сотрудничество с коммунизмом для того, чтобы сохраниться и выжить.

    Сегодня такова политика Ватикана по отношению к Китаю, где существует государственная католическая церковь, формально Ватикан ее не признает, и существует подпольная католическая церковь. Тем не менее, Ватикан, который канонически, теоретически на стороне подпольщиков (они признают римского Папу в отличие от государственной церкви), тем не менее, деньги дает государственным католикам. Потому что ставится задача сохранения структуры. И в таких условиях личный опыт того или иного верующего оказывается глоссой на полях, иллюстрацией к триумфальной жизни интернациональной вселенской католической церкви. То есть опыт как таковой личный оказывается невостребованным, это опыт мученический, физическое страдание, за которым не стоит страдание душевное и духовное. Максимилиан Кольбе в этой каменной ячейке в Освенциме, которую я видел, он умер, скорее всего, от удушья, потому что там просто наступает кислородное голодание. И книги, которые его описывают, додумывают его опыт, сосредоточены не на том, как он мучился и страдал, а на том, как он переживал свою верность католической церкви. Это называется - триумфализм в терминологии церковных историков.

    Протестантские деноминации. Вот из мемуаров протестантов, которые есть у меня в коллекции, больше всего именно баптистских, хотя сидели многие. Практически не старообрядческих воспоминаний. Связано это с тем, что просто старообрядчество исчезло. Потому что исчезло крестьянство, которое составляло социальный субстрат старообрядчества. То, что сегодня называется старообрядчеством, явление уже совершенно другое, именно в социальном смысле, и не интересуется своими предками, которые прошли через лагеря. Потому что сегодняшний средний старообрядец, как Дугин, это изысканный интеллектуал, провинциальный или московский, ему даже стыдно вспомнить какую-то Агафью Лыкову или кого-то, кто сидел в лагере в 30-е гг. Это другой человеческий тип. Баптисты тогда, как представители протестантского большинства. Что такое для баптиста лагерь? Мемуаров много, они на редкость, для меня лично, бессодержательны. Потому что аресты, пребывание в лагере интерпретируются так, как будто бы продолжают писать деяния апостолов. Человека арестовали, он вспоминает последнюю фразу деяния апостолов: римские солдаты арестовали Павла и ведут его — на этом повествование оканчивается, они ведут его на суд и на казнь. Здесь между человеком и лагерем находится мощный идеологический фильтр. Это, собственно, потрясает нас и, когда мы говорим о коммунистах, прошедших через лагерь. Они прошли через лагерь, не проходя, как с гуся вода — они остались коммунистами. А многие и сталинистами. Тоже самое - баптист. Пройдя через лагерь, он через лагерь не прошел, он прошел через историю, написанную евангелистом Лукой. Для него принципиально, сколько людей он обратил в лагере. Все несчастья, какие были, интерпретируются как Божьи чудеса и Божье знамение, которые были к вящей славе проповеди Евангелия. И с этим связана вторая проблема всех этих воспоминаний. Они практически игнорируют, что лагеря были, фактически, системой фильтрации. В лагеря попадали те, кто отказывался сотрудничать с режимом. Православный человек в этой ситуации просто ничего не говорит, не пишет воспоминаний. Баптист пишет, целиком игнорируя то, что происходило на свободе, где была сформирована такая же лакейская и тоталитарная структура, как и в православной церкви.

    Все религиозные конфессии России прошли через это формирование — религии нового типа, тоталитарного, согласные жить в тоталитарной структуре. Тем не менее, читать эти воспоминания довольно интересно, а православному человеку даже немного завидно.

    Наконец, православные воспоминания. Даже давайте возьмем на стыке. Какая встает проблема даже перед баптистом, когда он имеет дело с репрессиями? Ведь существует точка перехода — это арест. Имеет право верующий человек спасаться от ареста? Проблема, между прочим, ставилась еще в III столетии от Рождества христова в Африке Северной, где были значительные гонения на христиан. Спорили на эту тему. Была позиция крайняя, ригористическая — человек должен выходить и заявлять о своем христианстве, чтобы его арестовали. Была позиция мягкая — надо бежать. И позиция средняя — не надо бежать, если арестовали, значит идем. Так вот баптист совершенно спокойно бежит от ареста. Вот баптистский проповедник известный, глава самарской конфедерации баптистов, его арестовывают, это еще детские годы — 1924 год — и он видит дверь в сад, берет и выпрыгивает. В другой раз, когда сажают его брата, он идет в ГПУ, он умудрился со стола следователя украсть пропуск, по которому потом выводит брата, не видя в этом никаких нравственных проблем, что там — не укради и т. д. И заканчивает он тем, что в 1929 г. уезжает из России. На всякий случай замечу, что это не очень характерное поведение, большинство баптистов прошли через ГУЛАГ и отказывались уезжать. Хотя и уезжали. Но у них был выбор, у православных часто и выбора не было. Хотя, как мы хорошо понимаем, вся русская эмиграция, все ее волны: и 20-е гг. и 45 г. — это, в основном, православные, которые предпочли уехать.

    В этом контексте особенно замечательны воспоминания Ефросиньи Керсновской. Мирянка, православный человек, она это иногда подчеркивала. До ареста она жила в Молдавии, она - аристократка, но зарабатывает на жизнь тем, что рубит лес, человек исключительной физической силы и выносливости, прошла потом и Сибирь, и Норильск, прошла, причем, ногами. Она бежала и скиталась по Сибири, что мало кто переживал. И вот ей приходит повестка в ГПУ осенью 39 года. Ей говорят: беги, граница пока открыта, ее мать бежала, ее брат бежал и стал очень крупным эмигрантским публицистом в Париже, Керсновский — идеолог анархической эмиграции. А она — социалистка по своим убеждениям. Православная и социалистка. Она трижды ходила в ГПУ, пока ее не забрали. У них то — обеденный перерыв, то поехали кого-то арестовывать. Чем мотивировано такое поведение? Потом по дороге в Сибирь у нее была возможность сбежать из вагона. Она жалела потом, что не сбежала. И она сделала попытку побега, но все равно воспринимала это как некое свое стыдное действие. Потому что она - аристократка, ее честь не дает ей эмоциональной возможности бежать. Она, как социалистка, хочет служить своему социалистическому Союзу, строить здесь на благо трудящихся и всего мира счастливое общество равенства и справедливости. Она показывает свои руки следователю и говорит: смотрите, вот видно, что я работаю на дело социализма, посмотрите на свои руки.

    Здесь причудливо сплетаются православная и социалистическая мотивации. Кстати, как и в воспоминаниях уже упомянутого Анатолия Левитина. Обновленческий, но дьякон. Его сажали дважды, последний раз в 1973 г. Он, конечно, в своих воспоминаниях аккуратно и тщательно описывает именно верующих, с которыми он предпочитал общаться, но который при этом и социалист. И тогда опять встает вопрос: вот проблема лагерного опыта.

    Мы знаем, что на Западе такая тема — «Верующие в лагерях» практически не стоит. А зачем? Это секулярное общество. Человек прошел через лагерь и, неважно, в каком качестве, в качестве человека. Там, скорее, можно выделить интерес к психотерапевтам, которые прошли через концлагеря. Опять же рекомендую находящуюся на моем сайте, в том числе, книгу Виктора Франкла, узника Освенцима, у него есть отдельный очерк «Психолог в концлагере».

    Франкл — представитель гуманистической психологии. Одновременно с ним, но они даже не пересекались, находился Элайа Коэн, если по-нашему, Илья Коган, за что, собственно, он и был в Освенциме. Тоже выжил. Поскольку через Освенцим было прокачано тоже много народа, то выжило психологов 5-6 человек. Многие психологи были евреями. В таком качестве их и сажали. Именно Франкл поставил проблему лагерного опыта, он писал о том, что именно лагерь опровергает тезис Фрейда, что голодающий человек забывает о духовных ценностях. Прямо наоборот, пишет Франкл, именно в лагере выживал именно тот, кто помнил о духовных ценностях, у кого они были заранее, надо подчеркнуть, кто попал в лагерь сформировавшимся человеком. Там уже поздно что-то делать, лагерь очень быстро обезличивает и дегуманизирует личность. Франкл называл две категории: аристократы и верующие — люди, которые имели духовные ориентиры и потому в лагере, как правило, лучше сохранялись. Он не называет третью категорию — психологи. Он сам почему выжил? Он же не просто сидел в Освенциме, он был активен, он консультировал, к нему приводили человека, который хотел покончить жизнь самоубийством, он помогал ему выйти из кризиса. То же самое относится к людям другим, с другими духовными ориентирами, но был бы ориентир.

    Так вот, когда мы обращаемся к нашим лагерям, мы там этого не видим. Баптист проповедует, католик подпольно, потихонечку служит мессу, а что делает православный? Он кого-то консультирует? Нет. Православных воспоминаний довольно много. И поражает то, что это не опыт лагеря. Вот как православный священник или даже мирянин переживает лагерь? Никаких чудес. Как только вы увидите воспоминания с чудесами, знайте, перед вами фальшивка. Православный человек и в жизни не очень много видит чудес, скорее, к ним отношение предубежденное, что это признак опасности, эмоционального нездоровья - «прелести», говоря языком русской православной «мовы».

    Для западных воспоминаний, я бы сказал, - типичен В. Шаламов. Солженицын, он манипулирует лагерным опытом, вписывает его в черносотенную парадигму, националистическую.

    Шаламов декларирует, что в лагере опыта быть не может, причем для Шаламова религиозный контекст очень важен, он все-таки сын священника, он уходит от религии, но уходит, противопоставляя себя ей. Он декларирует, что лагерный опыт, во-первых, волевой, или даже негативный, то есть, что этого опыта нет. Во-вторых, что он непередаваем. После чего он начинает передавать этот опыт. То есть, это как человек декларирует, что он лжец, после чего начинает говорить правду. Он описывает то, что, как он только что сказал, описать нельзя. Это, между прочим, очень православный способ дискурса.

    А что делает нормальный православный человек? Вот есть воспоминания Афанасия Сахарова, их все-таки довольно много. Надо сказать, что в православной среде 70-80-х гг. популярностью преимущественно пользовались воспоминания 20-х гг. Потому что после 1927 г. православная церковь, как и другие конфессии, была взята на жесткую дрессуру и была жестко развалена на две половины: посаженные и ставшие сотрудниками.

    После этого православному человеку на свободе, входящему в официозную структуру, каково читать лагерные воспоминания, воспоминания тех, кого эта официозная структура в сущности извергла? Он оказывается в парадоксальной ситуации и спасается, читая воспоминания раннего периода.

    Прежде всего, это Соловки, куда целенаправленно ссылали православных в 20-е гг. И что описывают православные на Соловках? В чем тут нерв? Они описывают лагерную жизнь как обычную жизнь. Не в терминах деяний апостолов. Так, как будто они только здесь и начали жить. Точно так же, как и многие военные воспоминания советских людей. Война — это время, когда советский человек жил. Когда мы говорим об отсутствии экзистенциальной разницы между лагерем и не лагерем в советской ситуации, в чем это проявляется?

    Керсновская — вот она была до лагеря, вот она в лагере, она была на поселении в Норильске, потом вышла на свободу. И она замечательно сформулировала главный принцип и опасность советской жизни, при том, что она выросла во вне. У нее была дистанция, необходимая для диагноза. «Жить не дадут, и умереть запретят». Гитлеровские лагеря — это лагеря смерти, это лагеря уничтожения. Газовые камеры — это вечный, довлеющий над психикой образ. В советских лагерях не было газовых камер. Люди теоретически понимали, что они обречены умереть. Практически это не декларировалось, это была трудовая коммуна. Поэтому это было не в сознании, это состояние нежити — не жизни и не смерти. Это не лагеря уничтожения, это не лагеря производства. Тогда что это?

    Мы все хорошо знаем это слово — это лагеря туфты. Это лагеря, которые производят псевдопродукцию. Вот Керсновскую, социалистку, это ужасало. Она была стахановкой. Как на нее смотрели коллеги? Понятно как, как на штрейкбрехера, который не понимает, что делает. Это любопытный момент вообще в воспоминаниях верующих людей. Тут уже всех конфессий. Здесь проявлялось христианство в самом позитивном смысле. Верующий человек не мог участвовать в туфте. Керсновская не может работать в больнице, потому что в тюремной больнице постоянно нужно красть медикаменты и т. д. Не может работать учетчиком верующий человек. Баптиста Винса ставят на раздачу к котлу — сказочная, придурочная должность — и через день он отказывается, потому что это ситуация, в которой честный человек, не крадущий, находиться не может. И его отправляют обратно на лесоповал. То есть, тут конфронтация не по линии вера — не вера, здесь конфронтация по линии туфта — и реальность. Скажем так.

    Да, размах репрессий был большой, много было снесено памятников. Есть ли сейчас обобщающий труд по репрессиям среди священников и разрушению церквей? Были ли арестные компании? Да, конечно, были. Они не совпадали с волнами, которые мы хорошо знаем по ГУЛАГу.

    Первая волна 18-19 года. Когда очень много сажали, но, к счастью, только до победы мировой революции, то есть, обычно на 3-4 месяца, не потому что она побеждала, а потому что неактуальна была посадка. Вторая крупная волна — после окончания гражданской войны. Третья — борьба с церковью под лозунгом борьбы с голодом, конфискации церковных ценностей, мягкая волна. Жесткая волна — коллективизация, 28-29 год. Очень жесткая волна — 31-32 годы — борьба с катакомбной церковью, которая, в сущности, через ГУЛАГ не прошла, она была просто расстреляна. Это тоже очень важный момент. Говоря — верующий в лагере — мы должны помнить, что были верующие, которые не доехали до лагеря. На этом идет огромное количество спекуляций. Вот вы спрашиваете про обобщающий труд, вы говорите об огромном количестве репрессированных священников. Во-первых, я как священник спрашиваю: а почему именно священников? Вот моя хорошая знакомая, католичка, она закончила ИФЛИ в 1939 г. Ее тогда же посадили как католичку, она отсидела 25 лет, от звонка до звонка. Я знаю, что в институте истории, она ученица Грацианского, знают, что была такая, что у нее есть диплом, они не подозревают, что она жива. А старухе 97 лет, у нее гениально блестящая голова, она отказывается записывать мемуары, для нее это мертвая тема вообще.

    Так вот, еще Солоухин посчитал, что в России до революции было 300 тысяч священников - столько у нас мучеников, всех расстреляли! А до революции в России было 52 тысячи священников, из них, я думаю, около 10 тысяч просто эмигрировали, очень ведь большая была эмиграция — около 3 миллионов человек. Очень многие покинули церковь. Очень многие были рукоположены в 20-е гг. Можем мы говорить о сонме мучеников, которыми сегодня может похвастаться Русская православная церковь, Московская патриархия? Не имеем права. Примерно половина из них были репрессированы именно за то, что они отказались поддержать официальный церковный курс. Это идейные противники.

    Сегодня происходит попытка вернуть их как бы в пантеон. Простейший пример — митрополит Иосиф Петровых, глава оппозиции. Его отлучили от церкви, его таинства признали безблагодатными. Он был расстрелян. Теперь о нем говорят как о святом, у которого были отдельные разногласия, но они же были второстепенные по сравнению с православной верой. Доходит до того, что мощи репрессированных противников Московской патриархии (я, кстати, к числу таковых не отношусь, я не священник патриархии, Украинской церкви, так Господь привел, я не говорю, что она плохая, я в ней вырос и, может, когда-нибудь вернусь), канонизированных катакомбной церковью выкрадывают. Это было совсем недавно, 3 месяца назад в Петербурге. И привозят в храм Московской патриархии, и объявляют патриархийной святыней.

    Но главное в другом — всем нужны мученики, никому не нужны исповедники. Или так: всем нужны мученики-исповедники, но никому не нужны мемуаристы. Хороший соловей — молчаливый соловей. Епископ Афанасий Сахаров, я его забыл включить в этот перечень, он у меня просто недавно появился, в 70-е гг. в самиздате ходили и сейчас продолжают пользоваться огромной популярностью его даже не мемуары, а перечень арестов и мест ссылок, потому что это фантастика. То есть, так мотало человека! Но зачем епископ Афанасий составил этот перечень? Только чтобы подчеркнуть, что в мае 1927 г. он был посажен вместе с Сергием Старогородским по одному и тому же обвинению, после чего запустили в мясорубку, а Сергий Старогородский был выпущен и стал главой русской церкви. Это полемический памфлет, а не мемуары. Памфлет, напоминающий о том, что все репрессии были на фальшивом основании, чего патриархия долгое время не могла признать. Значит, патриархии нужны мемуары о репрессиях, но какие? Доказывающие правильность выбранного курса.

    В этой связи к своим тезисам я подключил очерки, которые написал некоторое время тому назад, о двух крупных фальшивках. Одна, из которых, я знаю, является основным источником. Вот вы захотите сделать урок по теме «Верующие в ГУЛАГе». Первое, что вы возьмете с полки в воскресной школе в библиотеке — книгу, анонимную, «Отец Арсений». Фальшивка, изготовленная в середине 70-х гг. контрразведкой. Потому что православную церковь опекали два конкурирующих ведомства: 5 отдел Лубянки и контрразведка, которая делала это по-другому, там огромная зарубежная сеть. Основные идеи этой фальшивки: прежде всего, что все противники патриархии, конечно, люди нехорошие; бесконечные чудеса; коммунисты — это резерв православия, покаявшийся коммунист — хороший православный человек и не надо его ни за что упрекать. Это 1975 год, вот когда уже начинались тенденции, которые сегодня развернулись во всю силу.

    Была и более тонкая операция, о ней здесь подробно написано, я действительно это все прописал, потому что это довольно животрепещущий момент. И более того, две эти операции были разыграны вокруг одного круга — круга церкви Николы в Хамовниках, Москва. Там, где был настоятелем отец Всеволод. Сегодня эта церковь имеет особое значение, при ней действует богословский институт, возглавляемый отцом Владимиром Воробьевым, в том числе, заочный курс. Я знаю, что сотни людей по всей России заканчивают этот институт. Для них эти фальшивки — догмат веры. Они не в силах признать, что вот так были обмануты их духовные отцы. Поэтому это фальшивки, которые отравляют сознание.

    Ответы на записки

    Тематика моих выступлений на радио «Свобода». На моем сайте www.krotov.info, в принципе, есть стенограмма. Передача называется «С христианской точки зрения», последняя передача была — встреча с одним из баптистских лидеров, Александром Семченко, разводы, догматы, слава. Катехизические передачи — что такое слава? Что такое молитва? Актуальные политические передачи, соединение церквей или что-то в этом духе. То есть, всего понемногу. Основная моя задача, чтобы было больше разных гостей.

    Записка с вопросом: «В сталинских лагерях сидели за идеологию, сейчас за преступления уголовного характера. Можно ли их приравнивать?»

    Конечно, нельзя. Я не приравниваю тех, кто сейчас сидит, православных уголовников. Я сравниваю лагерную структуру, она-то не изменилась. Изменилась ситуация туфты внутри лагеря и за его пределами? Нет. Изменилась ситуация с детдомом? Нет. Извините, какая разница, отправляют ли человека в детдом в 38 году, потому что у него родители враги народа или его отправляют в детдом, потому что у него отец и мать пьют? А какая сейчас нота главная в наших газетах? Не православных. Возьмите «Труд», возьмите «Известия». Лейтмотив — страна пьющих, опустившихся людей. Единственный способ спасти ребенка — это православный приют. Я, как человек, у которого родители безвылазно работали по детдомам с 1945 года и который знает, что такое наши православные приюты, могу засвидетельствовать: это худший способ исправить ситуацию. И дело не в православии. Активное развитие сегодня сети кадетских учреждений точно также пагубно.

    Записка с вопросом: «Какие районы ГУЛАГа как системы наиболее известны верующим мемуаристам»?

    Ответ: Ну, естественно, Соловки, Колыма, Норильск и в меньшей степени Джезказган, то есть Экибастуз, потому что это были посадки послевоенные, тогда уже верующих сажали десятки, а не сотни. Мордовия, потому что верующих было много посажено, десятки, в 1958-64 гг., это хрущевское гонение. И в 1973-84 гг. — это андроповское, и брежневское, гонение. Этих всех отправляли в один и тот же лагерь, где и мой отец сидел, но его выпустили в 1976 г. после 18 лет отсидки. И это лагерь около поселка Еваз, поселок Лесное, 385/3/4/10 и так далее. Ну, лагерь как бы для идейных. Сейчас там сидят иностранцы, в основном, несчастные восточные люди — наркокурьеры.

    Записка с вопросом: «Жертва репрессий не пишет мемуаров по той же причине, что и в случае обязательства о неразглашении».

    Ответ: Керсновская Ефросинья, ее мемуары называются «Сколько стоит человек». Фраза, взятая из той части воспоминаний, где она пишет, как ее выпускали на поселение. Она осталась в Норильске, с нее пытались взять подписку о неразглашении. Она не дала. И что? Ее выпустили. И когда я сегодня читаю в газетах, что такой-то автомобилист в результате шока что-то подписал, и в результате у него теперь машину отбирают. Что жители Южного Бутова, что-то подписали и поэтому теперь теряют свои частные дома. Я всегда вспоминаю Керсновскую, потому что, заканчивая описание того, как у нее пытались взять подписку о неразглашении, она говорит: человек стоит ровно столько, сколько стоит его слово. Для нее слово — синоним подписи.

    Кто из нас посмеет что-нибудь в ЖЭКе не подписать? Кто из нас, если нашу подпись подделает на работе главбух, посмеет сказать и подать в суд? Естественно, никто. И я меньше всего, я трусливый советский человек, 1957 год рождения, что вы хотите. Еще раз скажу: большинство мемуаристов, а они, слава Богу, есть, их тысячи, все давали подписку о неразглашении. Но почему-то неверующие пишут мемуары, а верующие? Среди них ситуация сложнее и боле широкий диапазон вариантов.

    Вот католический патер с большой вероятностью писать не будет. А зачем ему? Что это добавит к его служению? У баптиста понятно, вот сила Божья. У православного тоже понятно, смотрите, в лагере мы живем тоже как люди, нормально. Хотя, конечно, очень жалко, что не все пишут мемуары. Я помню, меня совершенно потрясли воспоминания отца Георгия Эдельштейна, где он описывает, как в 1978 году он перебирался во Владимир из Курской области, и его встретил архиерей, который ничем вообще не занимался, все решал уполномоченный. А что вы хотите, человек отмотал 20 лет? Но это был единственный архиерей, вот он приходит к этому старичку (он через 6 лет умер), которого любили, любили, как он служит. Во-первых, он служил нормально, не казенно, с сердцем. Во-вторых, вот он к нему пришел, входит в кабинет, поговорили, Владыко поднимается, провожает его до дверей и извиняющимся голосом говорит: «Извините, отец Георгий, не могу проводить вас по лестнице, у меня ноги после Соловков совершенно не ходят». «Единственный», - говорит Эдельштейн. Вот такого типа духовное лицо. Значит, некоторым лагерь идет на пользу.

    -Мухин Леонид, Иркутская область, город Усолье-Сибирское. Ворос: Вот вы говорите, Иосиф Слипый, он тоже не написал воспоминания, но у меня такое впечатление, что его каждый шаг отображен. Через сколько лагерей он прошел — все описано дословно. Скажем, пребывание его в наших иркутских, тайшетских лагерях, там просто проглядывается, как он сидел, где он сидел, с кем он сидел. Это не его воспоминания, но о нем буквально все известно.

    И, пользуясь случаем, хочу сказать про туфту. Да, скажем, у нас в иркутских лагерях, когда строили ветку Тайшет-Братск, там была сплошная туфта. Вы знаете, я обнаружил,( я сейчас работаю в городе Ангарске), его строило 100 тысяч человек, знаете, какой красивый город выстроили. Меня просто удивление берет, что они-то вот не занимались туфтой и воздвигли город красивый, который передали новым поколениям. И я думаю, что хотя они и в лагерях сидели, но могут назвать себя истинными строителями красивого города. Просто для меня это какой-то феномен, что вот тут-то не туфта.

    Ответ: отец Яков Кротов.
    Какое счастье! Вот я в 1973 г. не мог бы вам ответить, а сегодня могу. В 73 году я учительнице ответил, выгнали сразу, был большой скандал. Значит, Слипый. Я уже напрягся, думал, появились мемуары, я был бы в экстазе. Мемуаров о ком-то, их много. То есть, так, чтобы проследить путь, это не проблема. Мой отец сидел со Слипым в 1958 г., когда отца только посадили. Это не проблема. Внутренний взгляд — вот что важно. Был ли у человека опыт, был у Слипого опыт лагерный, что-то он ему добавил или нет? Выходит, что нет. И я не знаю ни одного греко-католического епископа, а я знаю многих, который бы написал мемуары, а сидели они все.

    Что до туфты, я скажу так. Считаем в процентах: соотношение цена — качество. Потому что туфта не в том, что ничего не строили, а мы в чем живем, интересно. А туфта в том, что вот этот особняк, он дореволюционный, и тут я знаю, сколько он стоил, сколько кому было заплачено, ну тысяч 25 стоил этот дом, если это конец XIX века. А вот советский дом, соседний гараж, я вас уверяю, он стоил в 10 раз дороже, чем строительство этого особняка. То есть это проблема только того, какой ценой построены эти белые дома, какой ценой построено то, что есть сегодня. И я бы сказал еще об одном важном аспекте лагерной жизни, лагерной ситуации, потому что, на самом деле слово «лагерь» в русском языке, а здесь язык — очень важная вещь, имеет еще одно значение, оно, собственно, и является первичным. Это военный лагерь. И в этом смысле недоделанность, незаконченность и непережитость ситуации в том, что страна как была милитаристской, так и осталась.

    Я помню, давеча ехал на Украину, в Харьков, к своему архиерею. В купе мужчина (человек) лет 60 и женщина. Видя, что я поп ( я вошел в подряснике), как-то решили, что я тоже свой. И мне мужик рассказывает: вот, у нас в городе Одинцово храм ракетных войск. Что я не патриархийный, они не знали, а я не стал разубеждать, чего сыпать соль на раны. И всю дорогу они посыпали голову пеплом: вот мы создали, мы построили, а сегодня все это разрушается. После чего выяснилось, что джентльмен работал в гараже министерства обороны всю свою жизнь, а дама работала в военной службе в Таллинне по радиации, ездила, замеряла. Вы понимаете, люди не просто не понимают, что они ничего не создали, они не понимают, что всю жизнь работали на разрушение. Вот американец, если делает военный истребитель, понимает, что стыдно делать военный истребитель. Платят хорошо, он работает, но он стыдится, он понимает. А наши люди даже не понимают, наши люди воспринимают работу на оборонку как созидательный труд. Но это предел какой-то тумана в голове.

    Записка с вопросом:
    «Если бы вам пришлось говорить о правах человека в современных колониях с уголовниками, как бы вы это сделали? Ведь это люди, которые нарушали права других людей».

    Ответ: Это скорее к Юрию Вадимовичу. Я так понимаю, уголовник не человек, который нарушил право другого человека, уголовник — это человек, который нарушил уголовное законодательство. Это разные вещи. Существует брачный кодекс, семейный кодекс, жилищный кодекс, мы все их нарушаем, хотя бы с детьми обращаясь. Тем не менее, мы не преступники, в юридическом смысле слова. Это очень важная разница. Так что с уголовником я буду разговаривать, только никто меня в лагерь не пустит, туда пускают только людей доверенных, но я решительный противник смертной казни, жесткой пенитенциарной системы, я решительный сторонник системы, которая построена на перевоспитании. Как христианин, ну, и как светский человек, как человек, разбирающийся в психологии тоже.

    Записка с вопросом «Вы обмолвились об Алексии II как о главном доносителе. Это подтверждено документально?»

    Ответ: Нет, конечно. Я не сказал: главный доноситель, я сказал: человек, который был завербован в Эстонии, в Йихве в 1957 г., когда он только начинал свой жизненный путь, будучи, кстати, зятем таллиннского соборного протоиерея. После чего жена его бросила и вышла замуж. По православным канонам патриарх Алексий не имеет права быть епископом, потому что жена епископа, если таковая была, а они венчаны, должна уходить в монастырь. Но я не ригорист, я считаю, что он неплохой епископ, неплохой патриарх, не самый худший. Вот кто после него придет, дай Бог, чтобы он подольше пожил, вот это будет страшно, потому что патриарх, хоть и советский номенклатурный деятель, но у него нечистая совесть, и у него способность свои идеи, если они у него сеть, прятать в карман ради номенклатурной солидарности. А придет человек типа отца Тихона Шевкунова, он ради идеи такое устроит, что мало не покажется. Так что я предпочитаю конъюнктурщиков и стукачей, а не идейных, если уж на то пошло. То, что он был завербован и то, что доносил на отца Валерия Повецкого в Эстонии, один из рукоположенных, кстати, Мануилом Лемешевским в 1938 г., подтверждено документально, потому что архивы эстонского КГБ сохранились, воспроизведены фототипически. Если кому-то кажется, что нужно в суд подать, 15 лет об этом говорят: давайте подвергнем все экспертизе, докажем или опровергнем, и не опровергают. Но послушайте, чего тут стыдиться?

    Я говорил вам и о русской контрразведке. В Германии, когда начали люстрацию, выяснилось, что стучали, были завербованы примерно 70 % пасторов лютеранской церкви, господствующей. Это неизбежно. Вы думаете, что у нас меньше? Я не говорю, что человека надо похоронить, уволить, расстрелять.

    Записка с вопросом «В какой из украинских церквей вы служите?»

    Ответ: О, их много. Я священник харьковско-полтавской епархии Украинской автокефальной православной церкви. Это такая маленькая юрисдикция, ее возглавляет харьковский доцент тамошнего университета Владыко Игорь Есиченко. Она отличается тем, что она находится под омофором константинопольского патриарха, через митрополита американского. Многие ведь украинцы уехали в Америку, там центр Украинской автокефальной православной церкви. Так что получается в Крым через Рим, то есть в Москву через Чикаго.

    Вопрос Арсентьева Тамара Яковлевна, Мордовия.

    У меня вопрос, связанный с чтением. Мои старшеклассники некоторые увлеклись чтением книги «Ангелы-хранители», у Пановой там 16 томов и они почему-то увлекли меня, и я начала некоторые книги читать. А моя коллега, очень религиозный человек, сказала, что мы не имеем права читать эту литературу, потому что литературу нужно читать только из церкви. Она читает только церковную литературу, освященную литературу. Права ли она? И какую рекомендацию вы дадите?

    Ответ: Она не права. Она « католична». Потому что идея, что верующий человек может читать только книги, прошедшие предварительную церковную цензуру, это католическая концепция. Но даже католик знает, что можно читать книги и без такого разрешения епископа. Просто надо понимать, что они не отражают официальной церковной точки зрения. Ваша знакомая, совершенно несомненно, неофитка, у которой пока не столько христианское сознание, сколько языческое. Это характерно для большинства новообращенных. Язычество в чем? Вера в материальное. Что такое материальное? В том числе, человек. Мнение одного человека это точно то же, что мнение другого человека, если оно не основано на знании, на общении, на опыте. В реальности, действительно, вне церкви, в любом книжном магазине сейчас полки заставлены абсолютно суеверной, дикой литературой. Как вот эти «Ангелы-хранители». Это так называемая апокрифическая литература. Запрещенные книги. Но дело в том, что книги, которые продают в церкви, на 70 % точно такая же дикость, язычество, черносотенство и фашизм. Вы извините, у нас газета «Известия» тоже не либеральная. Так что это общероссийская проблема. Я скажу так, запрещать вообще, что бы то ни было ребенку, школьнику совершенно иррационально. Поэтому я бы отнесся так, и к вашей учительнице тоже — не ввязываться. Она либо покинет церковь, либо подрастет и поймет, что к чему. Тем более школьники. Поймут, что к чему и перестанут читать эту бузу про ангелов-хранителей. Воевать не надо.

    отец Яков Кротов :
    Адрес сайта запишу: www.krotov.info, без ru, потому что, чтобы зарегистрировать с расширением ru, надо предъявлять паспорт, а у меня принципиальная позиция, сугубо зековская: не верь, не бойся, не проси. Чего я буду показывать какому-то чиновнику свой паспорт лишний раз?

    Ю.В. Самодуров
    Поблагодарить можно? Пожалуйста.

    Аплодисменты.

    отец Яков Кротов:
    Спасибо. Кто в хороших отношениях с Интернетом, можете мне писать, текст этот есть у меня на сайте, и даже более того. Кто в сложных отношениях с Интернетом, я оставляю здесь эти 15 страниц, можно отксерить. Я вам это послал в электронном виде.

    Перерыв.

    13.50 — 15.00 Обед



  • Церемония представления и награждения победителей конкурса
  • Представление и награждение победителей и участников межрегионального конкурса и их выступления

    15.00 — 16.00 Церемония представления и награждения победителей и участников межрегионального конкурса и их выступления.
    Ведущая — Колтановская Евгения Элеонардовна, координатор V Конкурса учителей, учитель высшей категории, педагог-психолог.



    Колтановская Е.Э.
    Прежде всего, я хочу сказать слова благодарности педагогам и организаторам, которые сегодня сюда приехали. Дорогие учителя, большое спасибо вам за вашу работу. Вы — победители. Вы приехали к нам, значит, вы уже победители. Победители в конкурсе - это прежде всего. А во-вторых, вы люди, которые сумели победить молчание по теме нашего конкурса. Вы люди, которые нашли в себе силы сказать то, о чем другие молчат. Вы делаете очень благородное дело. Я говорю это вам как педагог-психолог. Вы рассказываете детям о тех сложных моментах, о которых им никто, кроме вас не расскажет. Только педагоги могут стать для наших подростков теми людьми, мнение которых для них будет очень важно. И зная ваше мнение, ребята пойдут по жизни людьми честными, людьми, для которых двойная мораль, я надеюсь, будет неприемлема. Я надеюсь, что благодаря вам мы воспитаем поколение, которое поступит не так, как наши предшественники. Никто из них никогда не скажет: я Пастернака не читал, но вместе со всеми осуждаю. Я надеюсь, что вы воспитаете совершенно другое поколение людей, которые нам с вами позволит в нашей стране прожить долгие годы своей старости, на пенсии, прочитать все книжки, которые не успели прочитать, поскольку занимались педагогическим процессом. Но мы будем вспоминать своих учеников всегда с большой благодарностью, потому что вы вложили и вкладываете в них свою душу. И поверьте мне, это вернется, сторицей вернется. Спасибо вам за ту работу, которую вы делаете.

    Теперь я должна представить членов нашего Межрегионального жюри. Вы в программке видели их большой перечень, но из тех людей, которые действительно добросовестно поработали, просмотрев все уроки, присланные на конкурс, а их было 67, сегодня у нас Ирина Анатольевна Мишина. Она и редактор нашего сборника, она тот замечательный человек, который будет делать доклад завтра, и тот замечательный человек, который будет редактировать, надеюсь, и следующий наш сборник.

    По анализу количества участников и регионов мне хотелось бы сказать следующее. В нашем 5 конкурсе приняло участие в этом году 388 уроков. Я именно так называю — уроков — потому что, вы видите, на банере написано: «Лучший урок по теме: История политических репрессий и сопротивления несвободе в СССР». И поэтому — 388 уроков. По сравнению с предыдущим годом это почти на 50 уроков больше. В этом году общее количество учителей, приславших нам уроки, - 366 из 22 регионов. В этом году к нам присоединился институт из Бурятии — Бурятский педагогический государственный университет. Нас самостоятельно нашла организатор, инициативная молодая женщина — Марина Геннадиевна Цыренова, с которой я состояла в такой плотной переписке, что не успевала удалять ее письма. Она молодец, она провела очень хороший конкурс у себя в регионе. И сегодня, я думаю, ей будет предоставлено слово. К нам присоединился почти самостоятельно такой регион, как Волгоград. Они нашли нас по Интернету, вышли на нас, и этот регион предоставил 32 работы, это достаточно большой успех. Из всех наших постоянных участников мне, конечно, хочется отметить и Пензу, и Абакан, и Сыктывкар, и Вологду, и Воркуту, и Пермь-36, в общем, могу перечислять всех. Но хочу сказать слова благодарности тем организаторам, которые нашли в себе силы и, несмотря на то, что попустили прошлый год, но в этом году прислали свои работы, прислали своих участников. Это Казань и Тула. А почему им особенная признательность, вы узнаете чуть позже.

    А сейчас у нас церемония награждения. Мы долго спорили, как награждать? Конечно, нам, не достичь той торжественности, которая была в «Мемориале» на конкурсе «Человек. XXI век», но тем не менее, мы хотим всем учителям, победителям в своих регионах, всем, кто приехал сюда, вручить дипломы. Я постараюсь сделать это достаточно быстро, но вы увидите тех учителей, которые стали победителями. Итак, первый учитель — Федина Наталья Валерьевна, учитель истории и обществоведения, город Владимир.

    Следующий участник — Корниенко Надежда Алексеевна. Но она не доехала, поэтому представитель, организатор наш, многолетний сотрудник Валентина Николаевна Садкова забирает грамоту. Спасибо вам большое за подготовку учителей.

    - Витман Ирина Владимировна, город Воркута, это давнишний участник нашего конкурса.

    -Колосова Ирина Альбертовна, село Верхний Янтал, Вологодская область.

    -Кузьмина Нина Викторовна, учитель истории и обществоведения в лицее, город Волгоград. Урок «Начало революции в умах».

    - Чиркова Светлана Леонидовна, учитель истории и обществознания, лицей, город Абакан. Урок «Противоречия в 30-е гг. Итоги социально-экономического и общественно-политического развития СССР».

    - Моисеева Елена Тимофеевна, учитель истории, гимназия, Усолье-Сибирское.

    -Майорова Наталья Петровна, учитель истории и обществознания МОУ СОШ № 3.

    -Мережникова Татьяна Петровна, преподаватель русского языка и литературы, Кунгурский колледж промышленных технологий управления и дизайна, город Кунгур.

    -Приказчикова Лилия Викторовна, учитель русского языка и литературы, город Миасс.

    -Арсентьева Тамара Яковлевна, учитель литературы МОУ СОШ, город Саранск.

    -Осипчук Елена Гифатовна и второй учитель, делавший этот урок, Лозовая Ольга Николаевна.

    -Балакина Ирина Геннадьевна, город Белгород, учитель истории гимназии № 3.

    -Савельева Ольга Владимировна, учитель истории, город Рузаевка, республика Мордовия.

    -Горлова Елена Ивановна, учитель русского языка и литературы, город Жирновск Волгоградской области. Я хочу сказать, что у нас в жюри был Соболев Лев Иосифович. Он отметил урок этого педагога за его искренность, за те необыкновенные отношения, которые сложились между учителем и учениками во время этого урока.

    А теперь у нас пошли такие своеобразные дипломы, в которых я буду называть номинации, которые присудили члены жюри.

    -Путкова Наталья Владимировна, за удачное научно-методическое решение проблемы права власти на уроках права. Вот так члены межрегионального жюри оценили вашу работу.

    -Долонина Елена Аркадьевна, за прекрасную организацию работы учащихся с архивными материалами.

    -Селезнева Татьяна Александровна, за научный подход к использованию и привлечению данных исторической науки по теме конкурса.

    Козлова Надежда Геннадьевна, за верность теме конкурса. Мы благодарны Надежде -Геннадьевне, и сейчас Ирина Анатольевна скажет особо.

    И.А.Мишина
    - Это вообще, коллеги, человек необыкновенно чутко реагирующий на те вещи, которые, может быть, не очень нравились нам в том году, но человек, исправляющийся молниеносно и растущий. И с колоссальным внутренним потенциалом самосовершенствования. Спасибо.

    Е.Э. Колтановская
    -Виноградова Наталья Николаевна, за гражданское мужество и раскрытие темы доносов в годы репрессий. Это еще один регион, про который я не сказала, который к нам присоединился в этом году. Это Якутия, и два замечательных педагога и второй педагог — Савицкая Елена Юрьевна. Мы с жюри долго пытались решить, какого мужества стоило этим педагогам так раскрыть тему, казалось бы, для нас уже пройденную. Они построили свой урок на базе фильма «Иван Чонкин», но как построили! Спасибо большое.

    -Морозова Татьяна Юрьевна, за нетривиальный подход к изучению темы политических репрессий через сказку.

    И.А.Мишина
    -Там даже не политические репрессии, но здорово было. Детская литература в 11 классе — это, конечно, блеск! Спасибо, очень необычно было.

    Е.Э. Колтановская
    -Пестерева Любовь Алексеевна, за введение учащихся в ремесло историка.

    И.А.Мишина -Коллеги, это сельская школа, в которой коллектив не только сумел организовать не только работу в своей школе, но еще привлечь межшкольный коллектив, то есть, они съехались с разных сел и поднимали проблему репрессий в своем крае. Потрясающий урок!

    Е.Э.Колтановская
    Еще два учителя, сделавших один урок: Некрылова Елена Рафаиловна и Сорокина Елена Николаевна, за интересное раскрытие темы конкурса через призму человеческой индивидуальности

    .

    И.А.Мишина
    -И плюс к тому, наши коллеги смогли так вжиться в школьный коллектив, что они, по сути дела, вместе с учащимися вместе решали познавательную проблему, причем до конца сохраняя интригу, не выписывая окончательно тему урока, а дети ее формулировали вместе с ними. И они, в конце концов, высказали еще свое, учительское мнение по этому поводу. Поэтому здесь соединение ученического и учительского коллектива в таком неком едином порыве. Спасибо.

    Е.Э. Колтановская
    -Васильева Людмила Ивановна, за организацию поисковой работы по истории репрессий в своем районе. Это Чеховский район московской области.

    И.А. Мишина
    -Великолепное компьютерное оформление и очень интересные материалы.

    Е.Э.Колтановская
    А теперь последний рывок. Мы награждаем победителей. У нас в этом году три урока-победителя.

    Кассета № 3

    Колтановская Е.Э.
    …Мы в « Положении о конкурсе» пишем о том, что вы должны предоставить видеоматериалы, поэтому призы наши соответствующие, которые позволят вам в будущем снимать очень хорошие уроки.

    Первый диплом я вручаю победителю — Богомоевой Татьяне Алексеевне.

    Это у нас один из самых дальних регионов — Бурятия. Это очень нетривиальный подход к раскрытию темы «Политические репрессии» с точки зрения священнослужителей, причем разных конфессий. Тут и буддисты были, и православные христиане, очень нетрадиционный подход. Спасибо огромное.

    Колтановская Е.Э.
    Два другие диплома за урок «Писатель в узах несвободы». Это два учителя: Вакуленко Галина Захаровна и Котенко Елена Васильевна из города Тулы.

    Мишина И.А.
    -Вы знаете, коллеги, плюс этого урока — за 45 минут бешеный динамизм, ни секунды дети не безмолвствовали, и самое интересное, наверное, в этом уроке, вы увидите это в ролике, это то, как решались морально-нравственные проблемы. Когда надо было определиться самим детям с морально-нравственным выбором. У нас, в общем, не так много уроков, которые в эту плоскость ставят. То есть, оценить человеческий поступок в тех условиях. Этим учителям это прекрасно удалось.

    Колтановская Е.Э.
    Я бы хотела сказать еще пару слов. Дело в том, что их урок построен был на базе произведения, которое, наверное, нами несколько забылось, хотя все мы его читали. Это «Бабий Яр», Анатолия Кузнецова. В свое время, когда я впервые прочитала в юности этот роман, я трое суток рыдала, кто помнит, наверное, тоже. В этом году я провела урок и детям своим рассказывала о тех событиях в Бабьем Яре 29 сентября, они поверить не могли. Из 150 моих учеников, одиннадцатиклассников, только двое знали, что такое Бабий Яр и что за трагедия была в этом населенном пункте в годы войны. И вот поэтому я вам говорю — огромное спасибо.

    И еще один диплом — Шуваловой Елене Михайловне, город Казань. Это тот город, который участвовал в конкурсе много лет, в прошлом году они пропустили наш конкурс, а в этом году с колоссальным накопленным опытом они вернулись и,так сложилось, что сразу стали победителями.

    Мишина И.А.
    Коллеги, это сумасшедший отрыв в баллах. Мы все были абсолютно единогласны в этом выборе. Мы специально подготовили вам фрагмент этого урока. Я от себя скажу, у вас, конечно, опыт большой, но я за свой методический опыт с 1992 года ничего подобного не видела. Единственное что, вот мы вам покажем 27 минут из этого урока. Вы понимаете, что мы не могли дать весь урок, но весь урок длится полтора часа. Мы, к сожалению, может, к неудовольствию автора этого урока, пожертвовали работой с документами и показали только те части, которые на наш взгляд показались наиболее яркими и интересными, хотя интересен весь урок от начала до конца. Там будет этот разрыв и вы почувствуете, вот это первая часть, а вот заключительная. Очень интересно представлены дети. Поэтому мы хотим вам показать этот видеофрагмент. Мы не делали этого раньше, но я думаю, что надо видеть чемпионские работы.

    Колтановская Е.Э.
    Сейчас мы посмотрим фрагмент урока, а потом Юрий Вадимович вручит спецприз.

  • Фрагмент урока (видеозапись)
  • Фрагмент урока

    Видео запись урока.

    Шувалова Е.М.

    Истоки многих сегодняшних процессов и событий лежат в том десятилетии, когда у руля государства стоял Н. С. Хрущев. И мы сегодня с вами завершаем изучение темы «Попытка реформирования общества в 1953-1964 гг.». Сегодня у нас урок-повторение по этой теме. Но инициативная группа вашего класса получила задание продумать интересную форму проведения этого урока, раскрыть данную тему и определить специфику этого исторического периода. Причем нужно обязательно было этой инициативной группе через изучение мероприятий, проводимых в это хрущевское десятилетие, показать только одну сферу развития общества — общественно-политическую сферу. И показать в то же время историческую роль Хрущева. Теперь давайте посмотрим, какую форму выбрала эта инициативная группа.

    Ученик.

    Позвольте нам сначала показать обсуждение идеи создания музея, то есть, нашей экспозиции.

    Идет обсуждение. НРЗБ

    Учитель. Шувалова Е.М.

    Вы, думаю, поняли, что у нас решила инициативная группа. Итак, в какой же форме они решили проводить сегодняшний урок?

    Уч-к

    В виде музея.

    Учитель Шувалова Е.М.

    Виртуальный музей. Мы посетить этот музей, конечно, не сможем, но в виртуальном таком варианте это нам вполне по силам. Итак, мы сейчас предоставим слово нашим так называемым «эксурсоводам», а вы сможете посмотреть, какую экспозицию они сумели нам подготовить, и отметить в своих тетрадочках, что же изменилось в советском обществе, мы, повторяю, берем только одну сферу — общественно-политическую. Пожалуйста.

    Уч-к

    Для первого этапа мы решили взять как ключевое событие XX съезд. В 1956 г. в Москве на XX съезде КПСС Хрущев при отсутствии иностранных гостей зачитал секретный доклад о преодолении культа личности и его последствий. Таким образом, Хрущев начал процесс десталинизации.

    Документальные кадры. Голос диктора.

    ХХ съезд КПСС, в президиуме — коллективное руководство, сталинская гвардия. Все, как и при великом учителе — товарище Сталине. Зал почтил минутой молчания умерших членов ЦК, в том числе, покойного генсека. К трибуне идет первый секретарь ЦК КПСС- Н. С. Хрущев. Тогда мало кто знал, что на последнем заседании съезда он прочтет секретный доклад о культе личности, массовых репрессиях и преступлениях Сталина.

    -Все эти годы партия высоко держала великое знамя бессмертного Ленина. Верность ленинизму — вот источник всех успехов нашей партии.

    Уч-к

    Как вы успели заметить, на ХХ съезде главным героем был Н. С. Хрущев. И поэтому в нашу экспозицию мы решили включить некоторые интересные биографические сведения о нем. Н. С. Хрущев родился в 1894 г. в крестьянской семье. С 1929 года он учился в промышленной академии. С 1939 г. он является членом ЦК КПСС, также с 1934 года он является членом Политбюро президиума ЦК. Он был одним из инициаторов «оттепели», как во внешней, так и во внутренней политике. Также он выступал за увеличение материальных пособий и материального положения населения. Также улучшения уровня жизни населения. И чтобы культура и быт народа стали более открытыми. Также известны такие его реплики, как «Догнать и перегнать Америку», а также он был известен обещанием построения коммунизма к 1980 году. К сожалению, в 1964 г. Н. С. Хрущев был смещен со всех своих постов. Он скончался в 1971 г. Он был Героем Советского Союза и трижды Героем Социалистического труда.

    Уч-к.

    На экране вы можете увидеть некоторые фотографии Хрущева. А также мы сейчас посмотрим видео.

    Документальные кадры. Голос диктора.

    -Л. И. Брежнев вручает Н. С. Хрущеву золотую Звезду Героя. Пройдет совсем немного времени, и он станет одним из основных организаторов его смещения.

    Уч-к

    Следующим разделом нашего музея мы сделали реабилитацию. Вы спросите: почему? Потому что, действительно, после выступления Хрущева на ХХ съезде началась массовая реабилитация. И вы знаете, что в нашем лицее с 2002 г. началась систематическая работа с детьми репрессированных и вообще с жертвами политических репрессий. Мы работаем с архивами, с личными документами этих людей. И вот на этой фотографии вы видите детей — представителей жертв политических репрессий. С ними мы встречались, недавняя встреча произошла в декабре 2006 г. Она была на историческом факультете в педагогическом университете. И на этой фотографии мы можем увидеть эту встречу. Это участники, дети репрессированных. И сейчас, если вы позволите, мы покажем вам видео, фрагменты этой встречи.

    Уч-к

    Повторюсь, что мы работали с личными архивами детей репрессированных и хотим показать вам некоторые документы.

    Уч-к

    Так как я лично встречалась с Давлетьяровым (НРЗБ), у него отец был репрессирован и был расстрелян. Мать его отправили в ГУЛАГ, и вот оттуда вы можете видеть фотографию книжки, которую мать написала в лагере. Она пыталась воспитывать своих детей, даже не находясь вместе с ними. Книжка «Котишко-плутишка». Здесь представлена одна страница книги, книга такая небольшая. Она существует еще в цветном экземпляре, это ксерокопия.

    Здесь вы можете увидеть приговор отца Давлетьярова.

    Учитель Шувалова Е.М.

    А что там в приговоре?

    Уч-к

    Давлетяров являлся с 1936 года активным участником националистической организации.

    Учитель Шувалова Е.М.

    То есть, это приговор по обвинению, да? Как враг народа он был объявлен.

    Уч-к

    Следующий документ. НРЗБ. Вот это свидетельство о смерти ее отца Базманова Сабира Шакировича и вот видите, графа «место смерти» - здесь прочерк.

    Учитель Шувалова Е.М.

    Хотя свидетельство о смерти в каком году было выдано?

    Уч-к

    В 1958 году.

    Учитель Шувалова Е.М.

    То есть, уже тогда, когда начинается хрущевская «оттепель». Уже идет реабилитация полным ходом. Тем не менее — прочерк. Очень интересный момент. Задумайтесь, пожалуйста, почему.

    Уч-к

    Следующий документ. Это справка о признании пострадавших от политических репрессий, это (имя неразборчиво), как я говорила, что ее отец был репрессирован, вот такая справка была ей выдана в 1995 году.

    Учитель Шувалова Е.М.

    Только в 1995 году, видите, когда начинается новый виток реабилитации.

    Уч-к

    Вот эта справка. Черепнев (?) Валентин Михайлович, у которого мы тоже брали интервью, он сам побывал в лагере, ему дали срок 10 лет. Вот в этой справке говорится о том, что он эти 10 лет не отсидел, то есть, освободился досрочно через 4 года и несколько месяцев. То есть он был заключен в лагерь, будучи студентом горьковского университета. И мы хотели представить несколько фотографий из личных архивов.

    Показывают фотографии

    Вот эта фотография показалась нам очень интересной, здесь Черепнев Валентин Михайлович, справку которого мы только что показывали со своими друзьями — студентами. И как он нам сказал в своем интервью, он сидит рядом с тем человеком, который «настучал» на него, после чего он был заключен в лагерь. То есть, как все жили дружно в одной комнате, не подозревая, кто является «стукачом».

    Теперь вновь обратимся к нашему музею.

    Уч-к

    Мы также решили включить и экономические успехи нашей страны, ведь именно Хрущев выступил инициатором освоения целины, чтобы решить продовольственную проблему.

    Уч-к

    Здесь представлен плакат «Поднимайте целину!» 1954 года.

    Уч-к

    Также мы решили включить такую тему, как освоение космоса. Ведь мы знаем, что главным достижением в эти годы, в 1961 году, стало освоение космоса советским народом. И что хотелось сказать, что в годы «оттепели» СССР вошел в авангард развития космонавтики и ракетных технологий. И в 1957 г. был запущен первый искусственный спутник Земли. 12 апреля 1961 г. Юрий Гагарин — первый космонавт — на ракете «Восток» вылетел в космос. И уже вскоре полетела женщина-космонавт, Валентина Терешкова. И в начале 60-х гг. СССР в политической и космической гонке с США обогнал Америку. И освоение космоса стало важнейшим достижением нашего советского народа.

    Смотрим видео.

    Уч-к

    Теперь мы обратимся к следующей экспозиции. В это время быт изменился. Как мы помним, до этого люди жили, в основном, в коммуналках. Теперь люди жили в так называемых «хрущевках». Сейчас на наших улицах тоже можно видеть эти дома. Мы можем посмотреть фотографии, которые показывают, каким же был быт народа. Также я хочу сказать про памятники. В это время в искусстве преобладала тенденция показа рабочего человека. И шла пропаганда трудовых людей. И когда мы исследовали нашу работу, мы обнаружили, что и на улицах нашего города существуют такие памятники, которые отражают то время.

    Учитель Шувалова Е.М.

    То есть, сохранились они?

    Уч-к

    Еще я хочу добавить, что вы можете видеть в нашем музее не скажу, что бытовые памятники, а памятники культуры и искусства. Но заметьте, что тут есть и тема освоения космоса, потому что советские люди постоянно должны были смотреть и восхищаться нашим достижением.

    Учитель Шувалова Е.М.

    Все у вас? Тогда у меня к вам вопрос: а как же вы назвали свою экспозицию, этот зал?

    «Славное десятилетие Хрущева», да?

    Уч-к

    Что было хорошего в это десятилетие.

    Учитель Шувалова Е.М.

    Хорошо, давайте на это остановимся. То есть мы видим, что, в принципе, группа, я думаю, вы согласитесь со мной, записала в своей экспозиции, и вы в своей «экспозиции», будем так говорить, те же самые ключевые слова. Но это задание получила инициативная группа, и вы тоже получили несколько домашних заданий. Одно из них заключалось в том, что вы должны были провести анкетирование среди своих родных, знакомых, соседей, тех, кто помнил это хрущевское время. Спросить у них, что же они запомнили, что же у них запечатлелось в памяти? Давайте обратимся к нескольким анкетам. Буквально очень короткие фразы.

    Уч-к

    Я брала интервью у нашего учителя русского языка Ольги Афанасьевны, и она первым делом, конечно, сказала о кукурузе. Когда шло поднятие целины, Хрущев ездил в Америку, и там он заметил, что американские фермеры сеют кукурузу, и поэтому в Россию он тоже привез это зерно и засеивал. Но знаем, то, что он даже хотел в Сибири засеивать, но там были земли плохие, поэтому урожай был плохой. И также слагали такие песенки, анекдоты о том, что не надо нам ни отца, ни матери, кукуруза нам заменит и мясо, и хлеб, и все. Вот такое она рассказывала.

    Уч-к

    Я спрашивала у своей бабушки, она рассказывала, что в эти времена начали переезжать из деревень в города, что там была стабильная работа и стабильная заработная плата. И все были одинаковые. И также появились некоторые продукты питания, что очень важно.

    Уч-к

    Я тоже спрашивала свою бабушку, самое интересное, что запомнилось мне — это ее обучение в первом классе. Она рассказывала, что когда они учились в первом классе, у них не было школьной формы и поэтому им приходилось перешивать старую одежду. Школьной формы по какой-то причине не было ни в Казани, ни в магазинах села. Еще она описывала свой быт. Говорила то, что, в принципе, проблем с питанием не было, то есть, было все, так скажем, стабильно. И в большинстве ее впечатления благоприятные.

    Учитель Шувалова Е.М.

    Я думаю, что тут можно продолжать и дальше, вижу, что вы с этим заданием справились. В принципе, какой вывод мы можем сделать? Что воспоминания, в основном, носили позитивный, положительный характер. Давайте обратимся еще раз к названию экспозиции : «Славное десятилетие Хрущева». Я думаю, вы согласитесь с этим названием. Считаю, что и с этим наша инициативная группа справилась.

    Но, вроде бы все положительное мы отметили, хотя список можно и продолжить. Был развенчан культ личности Сталина, замечательно. Были восстановлены элементарные нормы законности. «Оттепель» началась особенно в духовной сфере. Хорошо. Но — если бы мы чуть-чуть поглубже начали рассматривать эти вопросы, то мы бы заметили, что здесь были только элементы какие-то демократизации. И в принципе, мы не можем говорить о том, что появилась какая-то определенная система, устойчивая тенденция общественного развития. Все было только на поверхности.

    Уч-к

    Я также хочу сказать насчет памятника. Сейчас мы покажем фотографию памятника, который стоит на Новодевичьем кладбище, автор его Эрнст Неизвестный. Он изобразил Хрущева в единстве темных и светлых тонов. И как раз этим он хотел показать всю противоречивость и личности, и политики Хрущева.

    Учитель Шувалова Е.М.

    Вот теперь давайте попробуем определить, какая же будет цель нашего с вами сегодняшнего урока. Какие у вас будут предложения, какие у вас возникают мысли?

    Уч-к

    Найти негативные стороны.

    Учитель Шувалова Е.М.

    Найти только негативные стороны, то есть позитивные нашли, теперь ищем только негатив, да?

    Уч-к

    Объективно посмотреть, найти белые и черные стороны. Разобраться в этом.

    Учитель Шувалова Е.М.

    Совершенно верно. То есть, мы должны сегодня провести презентацию своего рода этого виртуального музея и отметить не только успехи, но просчеты в деятельности Хрущева. И установить, в чем эти просчеты проявились, в чем была незавершенность его реформ и непоследовательность. И выяснить их причины. Не просто констатация фактов, а почему это произошло. Естественно, мы должны выяснить, а что же нам в этом может помочь. Прежде всего, это документы того периода. Вы эти документы заранее уже просмотрели дома, это тоже было ваше домашнее задание. Сегодня мы посмотрим также воспоминания людей, современников того периода. И посмотрим интересные очень дневниковые записи. И попробуем совместно с инициативной группой, теперь уже и вы будете подключаться к этой работе, собрать материалы, которые вошли бы у нас в эту вторую, темную, экспозицию. Второй зал мы должны будем с вами создать. Итак, слово тем, кто у нас был сегодня главными исполнителями.

    Уч-к

    На самом деле, мы ведь еще общаемся с нашими родственниками, с нашими родителями, с дедушками и бабушками, и как раз они жили в это время. И по сравнению с правлением Сталина, по сравнению с Брежневым, они сказали: да, Хрущев это светлое имя, по крайней мере, для нас. Но они видели и отрицательные, и положительные черты. И они дали нам толчок и дали то, что послужило фундаментом для нашей работы.

    Уч-к

    А я хочу сказать, что, когда мы готовились к этому уроку, мы не могли представить, как пройдет этот урок. Как мы думали — девочки нам, действительно помогут, и они помогли. И что я хочу сказать: чем наш урок отличается от обычного, это то, что мы работали с видеофрагментами, с аудиозаписями, с фотографиями, с личными документами, свидетелями событий, которые произошли в истории. Это мне кажется намного лучше, чем просто разбирать учебник. Я довольна нашим уроком.

    Уч-к

    Мы также общались с детьми репрессированных. Мне кажется, это очень важно для них, что мы интересуемся историей. И у нас накоплено уже много видеофрагментов в нашем архиве.

    Учитель Шувалова Е.М.

    То есть, вы показали далеко не все. Это только маленькая часть того, что у вас собрано.

    Уч-к

    Еще хочу сказать, что когда мы видели памятник Эрнста Неизвестного на могиле Хрущева, мне кажется, что это была пророческая идея Эрнста Неизвестного, что, да, действительно, эпоха Хрущева это было черное и белое. И мне кажется, что сейчас, когда мы общаемся с нашими родными, мы можем поддержать беседу, что было правильно, что нет.

    Учитель Шувалова Е.М.

    Хорошо. Итак, я думаю, что мы выразим слова благодарности создателям нашего виртуального музея. Мне хотелось бы, чтобы мы и в дальнейшем продолжили эту работу, может быть, у кого-то появится желание продолжить этот музей, а, может быть, и создать новый, потому что мы будем в ближайшее время знакомиться с деятельностью следующих политических представителей нашего государства: это Брежнев, Горбачев, Ельцин и Путин.

    Большое вам спасибо.

    Колтановская Е.Э.

    Уважаемые коллеги, мы не расходимся, сейчас Юрий Вадимович будет вручать специальный приз, а потом — сюрприз, который будет заключаться в следующем. В том, что я буду предлагать выступить у микрофона победителям, лауреатам, всем участникам конкурса. И тот, кто будет выступать, будет доставать себе контрамарку либо билетик.

    Самодуров Ю.В.
    Спасибо. К сожалению, мы все не увидели сейчас во фрагменте этого урока очень важную и страшно интересную часть — обсуждение реабилитации, и процесса, и мотивов, которые были и у Хрущева, и у окружения. Что было за, что против. И это обсуждение там было настолько тонкое, причем тонкое со стороны учеников, что мне ужасно жалко, что это не вошло в фильм. Но, тем не менее, все-таки мы видели полчаса, а этот урок длился полтора часа. И эти полтора часа было так же содержательно, все время одинаково интересно было его смотреть. И поэтому, действительно, я взял и придумал специальный приз, о котором я сначала немножко скажу, что это такое, а потом скажу — для кого. Только что, 28 апреля, были подведены итоги конкурса «Инновация». Этот конкурс в нашей стране проходит во второй раз. Его учредитель — Министерство культуры России и ГЦСИ, Государственный центр современного искусства России. Самый престижный конкурс в сфере современного искусства в нашей стране. И поскольку маленькая собачка тоже может громко тявкать, наш маленький музей тоже учредил для участников этого конкурса специальную премию за социально значимое явление в области современного искусства — 50 тысяч рублей. Мы имели возможность и право отбирать и награждать только тех, кого в число номинантов определило авторитетное жюри. Там было 5 номинаций, в каждой — 5 номинантов. Вот из 25 мы выбрали. И выбрали мы и вручили эту премию Ирине Алпатовой, моя ровесница, между прочим, которая сделала совершенно замечательную книгу «Другое искусство. Москва 1956-1988 год». Я начал нашу конференцию со слов, что свобода говорит на разных языках. И мы привыкли, что «самиздат», «тамиздат» это вообще слово, а есть такая же важная, значимая часть нашей культуры, не менее важная: язык защиты свободы — это современное искусство. Вот в этой книжке описана история, с одной стороны, это хроника всего несоветского, не скажу «антисоветского», а просто неофициального, несоветского, не признанного властью искусства в нашей стране, названия всех групп, всех выставок (то есть, это документ прежде всего), всех событий. И в то же время это хроника всего правозащитного движения. Сахаров с таким-то письмом, Буковского туда-то послали, Хрущев то-то сказал. И вот в этой книге это все есть. И когда я смотрел этот урок, который мы только что видели, маленький фрагмент, я понял, что хочу сделать какой-то маленький приз, не для педагога, педагог уже получил, а для учеников этого класса. Потому что, мне кажется, что мы видели людей, которые свободно, умно действовали. Свободная речь, абсолютно отсутствие боязни высказать собственную подлинную мысль, умение сформулировать свое мнение. В этом уроке были такие тонкие вещи, что они просто меня восхищали. И я даже перед началом нашей конференции присел и с коллегами обсуждал: откуда мог взяться такой класс. Еще написано: лицей-интернат. И там же все такое упакованное, какой-то плазменный экран, столько стоит, где взять, какие-то компьютеры, еще что-то. В общем, такого я на свете не видел. Я думаю: молодец, Шаймиев, наверное, это он воспитывает свою элиту, свою интеллигенцию, как здорово делает! Но раз элита, то что за дети, я так думал. Ну, наверное, дипломаты, родители работают за границей, детей сдали в какой-то там интернат, а им повезло, интернат-то каким оказался! Оказалось, что все не так. Это обычные дети, они не платят за обучение, ничего там такого нет. Но сказали, что туда принимают после 6 класса, дети проходят собеседование, то есть, это умные дети. Им очень повезло, я им позавидовал. Это настоящая интеллигенция, которая будет способна защищать свободу. И защищать ее для нас и для себя. И пользуются они при этом уже сейчас совершенно разными языками: язык документа, язык исследования, язык искусства, язык просто обыденной речи. Как они замечательно рассказывали о своих впечатлениях и встречах. Вот такой свободы, как на этом уроке, я никогда не видел. Я в восхищении от этих замечательных людей. И я хотел бы передать им через учительницу подарок — вот эту книгу «Другое искусство». Спасибо большое.

  • Выступления учителей-лауреатов конкурса (Шувалова Е.М., Богомоева Т.А., Котенко Е.В.)
  • Выступления лауреатов

    Шувалова Е.М.
    -Откровенно говоря, я даже не ожидала, честно. И вот мы сидели сегодня обедали с Евгенией Элеонардовной, как говорится, глаза в глаза, она как партизан молчала о том, что ждет меня. Знаете, это, действительно, была для меня приятная неожиданность.

    В общем-то, в этом конкурсе я участвую в третий раз, для меня он не новость, и, как вы слышали, до последнего момента я сомневалась, принимать в нем участие или нет. И, Евгения Элеонардовна не даст соврать, что я просто шла по улице, она мне позвонила на мобильный телефон и говорит: мы ждем от вашего региона уроки. Я говорю: так уже поздно. Она отвечает: мы немножечко подождем. В общем, вы видите, все сложилось удачно, и у меня всегда были самые приятные воспоминания и самые приятные мысли об этом конкурсе. На двух предыдущих конкурсах я тоже была призером. В позапрошлом году я получила приз в номинации «За работу с архивными материалами».

    Что хочу сказать? Действительно, это лицей никакой не элитный, абсолютно. Там учатся, как вы заметили, только одни девочки. Это лицей, который раньше назывался татарско-турецкий лицей для девочек только. Сейчас он просто называется лицей-интернат.В нашей республике, таких лицеев несколько. Вы знаете специфику нашей республики Татарстан, поэтому такие лицеи есть не только в Казани, но и в Набережных Челнах, в Бугульме, Альметьевске — как для девочек, так и для мальчиков, отдельно. В этих лицеях работают преподавателями турки, ведут ряд предметов, и девочки изучают не только, русский язык, татарский, у нас он обязателен во всех школах республики, изучают английский, довольно интенсивно, и турецкий. То есть, в итоге получается 4 языка. Так что девочки, действительно, чувствуют себя неплохо и подготовлены тоже, я считаю, неплохо.

    Но что касается этого класса, вы заметили, что одна из них сказала, что работа у нас в направлении изучения биографий, вообще встречи с репрессированными ведется с 2002 года. То есть, это не новинка для нас, мы такую исследовательскую работу проводим из года в год, передаем эту исследовательскую работу следующим поколениям. Я работаю с этим классом с 10 класса. Такая работа с источниками, документами для них не новость, мы такую работу начинаем вести интенсивно с 10класса и, как вы заметили, они привыкли к этой форме работы. Общаемся мы очень свободно. Когда я их брала в 10 классе, они ко мне приглядывались в течение полугода, потому, что требования у меня несколько другие, чем у учителя, работавшего с ними в 7-9 классах. Результат, я вижу, на лицо — с какими они данными, с какими хорошими результатами приходят к окончанию 11 класса. Радует то, что они умеют свободно высказывать свои мысли, не стесняются, не боятся. Пусть неправильно. Такие уроки, не только конкурсные, а обычные уроки, на которых можно поспорить, сопоставить несколько точек зрения, они всегда урок украшают, делают интересным. И мне всегда приятно, когда у нас обычные рабочие уроки заканчиваются и девочки говорят спасибо. Я считаю, это самая лучшая похвала для учителя. И я очень благодарна жюри за то, что вы дали такую высокую оценку моему уроку. К сожалению, конечно, все вы посмотреть не могли, на это нет времени. А то, что вокруг везде компьютеры, это просто съемка шла в компьютерном классе, вот и все.



    Колтановская Е.Э.
    Я хочу предоставить слово Богомоевой Т.А., нашему победителю из города Улан-Удэ.

    Богомоева Т.А.
    Вы знаете, конечно, эта тема для нас — учителей, наверное, одна из важнейших. Бывает очень грустно слышать, что менталитет россиян, увы, не такой, как у людей Запада, Европы, что мы вышли из монгольского ига, что мы не всегда ценим права человека. Наверное, какая-то доля истины в этом есть. Но если мы, учителя, не будем воспитывать детей в духе того, что главная ценность это свобода, то тогда, наверное, будущее страны нашей будет грустным. Поэтому я всегда, как учитель, ставила перед собой задачу, что мы должны жить все-таки в настоящем правовом государстве, что у нас должно быть настоящее гражданское общество. Вы знаете, на меня очень большое впечатление произвел фильм Марка Захарова «Убить дракона», помните, когда начинались эти первые ростки свободы. Помните, там есть такой эпизод, когда блестящий Янковский произносит фразу: «Свобода. А зачем она нужна?» И я как-то проводила урок, тогда, когда еще только начиналось, еще были видеомагнитофоны редкость. И я на видео фрагмент этой сцены поставила, и мы с детьми, а дети у меня тогда еще были маленькие, 7 класс я вела, и мы тогда обсуждали: зачем свобода? И вообще с того времени для меня, я, наверное, повторяюсь, главная задача - воспитывать детей, чтобы мы жили в нормальном демократическом обществе. И в этом решающая роль принадлежит нам, учителям, потому что, что бы там не говорили, главный институт воспитания это не семья, это все равно школа. И поэтому за то, что центр Сахарова проводит такую работу, нужно сказать огромное спасибо. И просто есть такое пожелание, чтобы реклама работы центра Сахарова была гораздо шире, и чтобы масштаб участия учителей в нем охватывал всю Россию, чтобы учительство наше, по крайней мере, в рамках воспитания, того, чтобы научить детей жить в свободном государстве, уметь сопротивляться несвободе. Ведь мы с вами знаем. Что в сегодняшней России очень много проблем, и такие тенденции идут достаточно грустные. И если мы не будем воспитывать детей в этом, то, наверное, повторяю, хорошего результата не будет. Большое спасибо центру Сахарова, все люди, которые работают в этом центре, они делают очень благое дело. И я благодарю за то, что вы и эту конференцию проводите и мотивируете нас учителей, чтобы мы целенаправленно тоже работали в этом направлении.

    Колтановская Е.Э.
    Еще есть у нас представитель из города Тулы.

    Котенко Е.В.
    - Позвольте быть краткой, чтобы не утомлять, и поблагодарить за высокую оценку урока, нашего скромного труда. А главное, за возможность встретиться с очень интересными и, действительно, свободно мыслящими людьми, за тот интересный материал, который мы сегодня прослушали. Спасибо Центру и музею за отличную организацию этой конференции. И говорят, что Москва от нас далеко, мы провинция, мы варимся в своем собственном соку, но приятно ощущать, что есть люди, которые думают о нас и собрали нас из разных уголков нашей большой страны. Тема, действительно, очень интересная, очень важная. Мой опыт и опыт моего коллеги, учителя, с которым мы делали урок, тоже об этом свидетельствует, как и опыт каждого учителя, который участвовал в нынешнем конкурсе, наводит нас на мысль, что новое поколение все-таки не упущенное, они на уроках и не только на уроках свободно выражают свои мысли. Иногда мы их за это, может быть, журим, не всегда тот тон, с которым они общаются с нами, нас устраивает, но то, что они свободны в волеизъявлении своих мыслей — это, конечно. Спасибо большое.

    КолтановскаяЕ.Э.
    Пожалуйста, есть те, кто хочет сам высказаться.

  • Другие выступления


  • Козлова Н.Г.
    -Я из Вологды, я принимаю участие в этом конкурсе пятый раз, не случайно меня отметили сегодня за верность этой теме. Благодаря этому конкурсу я нашла друзей не только в Москве, но и у себя в Вологде. Мы очень тесно дружим и с домом-музеем Варлама Шаламова. Вы все знаете, что в июне исполняется 100 лет Варламу Шаламову. И по просьбе дома-музея Шаламова я зачитаю поздравительный адрес на имя Юрия Вадимовича. «Уважаемый Юрий Вадимович, Вологодская областная картинная галерея и Мемориальный музей писателя Шаламова, действующий под началом Вологодской областной картинной галереи, поздравляет музей и общественный центр имени А. Д. Сахарова с успешным окончанием 5 всероссийского конкурса конспектов уроков по теме «История политических репрессий. Сопротивление несвободе в СССР» и подведением итогов конкурса. Считаем, что подобные мероприятия способствуют воспитанию подрастающего поколения в духе патриотизма, сохранения памяти народа и восприятия истории нашей страны в истинном свете. Желаем победителям конкурса не останавливаться на достигнутом и продолжать изучение темы репрессий, как в сотрудничестве с музеем Сахарова, так и с другими музеями страны, в том числе, с Мемориальным музеем Варлама Тихоновича Шаламова, для чего приглашаем всех участников конкурса посетить наш музей, тем более, что приближается столетие писателя и Вологодская картинная галерея готовит ряд торжественных мероприятий, посвященных этому событию. Одно из мероприятий — областная выставка живописных работ «Время Шаламова в изобразительном искусстве» проводится в сотрудничестве с сахаровским центром, о чем особенно приятно упомянуть в данном поздравлении. Успехов и вдохновения всем участникам конкурса. Директор картинной галереи Владимир Валентинович Воропанов».

    Самодуров Ю.В.
    Самый необычный диплом на свете. Это, действительно, свободу каждого должен защищать каждый. Это же художники и музейщики поздравляют учителей! Вы когда-нибудь такое слышали? Никогда, первый раз.

    -Дай Бог, не последний.



    Мережникова Татьяна Петровна, Пермский край, город Кунгур.

    Вот заговорили о Шаламове, мой конкурсный урок был посвящен как раз 100-летию Шаламова, я поэтому и вклинилась. Урок назывался «Сохранить живую душу», я учитель литературы, и поэтому моя задача — достучаться до сердца каждого. Творчеством Шаламова, его произведениями, его жизнью, его судьбой. Мы с ребятами удивились, восхитились, постарались понять эпоху, личность человека, его произведений. И вот о чем говорила передо мной моя коллега, что Вологда готовит мероприятия, мне очень приятно, очень отрадно и хочется рассказать об этом ребятам. И также хочется поблагодарить всех организаторов конкурса. То, что мы здесь, я просто счастлива, что я здесь, участвую в этой конференции, я благодарна музею политических репрессий Пермь-36, потому что у нас в крае, как, наверное, в ваших краях и областях, конкурс был организован замечательно. У нас проходили замечательные семинары, встречи с интересными людьми, мы бывали в этом уникальном музее Пермь-36. И все это подвигло на такой кропотливый труд, поиск, урок. Я работаю в колледже, но у нас два отделения, НПО, то есть это профессиональное образование, у меня студенты, будущие социальные работники, и мы с ними этот урок открыли для себя. Самое главное, мне хочется похвастаться, что колледж оценил нашу работу и подарил нам бесплатную поездку в Пермь-36, а в кабинет литературы — телевизор и DVD. И поэтому все, что было сделано, было не зря, и мне очень хочется поблагодарить всех, кто подвиг нас на этот большой труд.

    Цыренова Марина Геннадьевна
    - Уважаемые коллеги, дорогие друзья. Я представитель Бурятского государственного университета, Цыренова Марина Геннадьевна. Мы первый раз принимали участие в этом конкурсе, и я безумно рада, что мы вошли в число победителей. Это говорит о том, что наш регион находится очень далеко, Иркутская это чуть ближе, мы одни из самых дальних представителей нашей огромной страны, на сегодняшнем конкурсе. У нас самая многочисленная делегация, вы, наверное, обратили внимание, что здесь есть два студента, которые приехали и тоже работают в русле темы, которая является основой работы музея и центра Сахарова. Во-первых, мы хотим сказать, что мы благодарны за приглашение и хорошую, классную организацию. Но мы тоже приехали с подарками, мы хотим вручить первый диплом. Бурятский государственный университет награждает (может, это не совсем этично, но…) музей и общественный центр имени А. Д. Сахарова и директора Ю. В. Самодурова за организацию Всероссийского конкурса учителей истории, обществознания, литературы, «Урок «История политических репрессий и сопротивление несвободе в СССР», в котором приняли впервые активное участие педагоги и студенты республики Бурятия. Данный конкурс способствует укреплению гражданского общества, демократии в России, воспитывает уважение к личности и правам человека. Желаем вам дальнейших творческих успехов, удачи и привлечения как можно больше людей, которые заинтересованы и активно борются за данные права. Мы вручаем диплом, наш фирменный напиток «Бальзам», Бурятия, в музей центра — книгу «Сокровища культуры Бурятии», где показана вся наша красота, и литературу, связанную с правами человека, которая издается в нашем регионе. И еще такой памятный приз, который олицетворяет наше самое великое достояние — озеро Байкал, это нерпа из минеральных камней, нефрита, который только у нас в Бурятии. Это как напоминание и свободе, потому что нерпа — сколько ни борются с ней, она активно живет и, надеемся, будет жить в нашем крае.

    Самодуров Ю.В.
    Как бывший геолог я это особенно ценю.

    Цыренова Марина Геннадьевна
    -Юрий Вадимович, вам тоже от нашей дирекции благодарственное письмо за активную пропаганду идей свободы. И благодарственное письмо Колтановской Евгении Элеонардовне. Педагогический коллектив Бурятского государственного университета выражает вам глубокую благодарность за помощь в организации и проведении регионального тура конкурса учителей истории и естествознания. Мы желаем вам успехов в вашей творческой деятельности, надеемся на дальнейшее плодотворное сотрудничество. И приглашаем к нам в гости. У нас урок был связан с буддизмом, поэтому, чтобы подарок был в тему, вручаем вам Бурятский календарь.

    СамодуровЮ.В.
    Для справедливости я должен сказать, что конкурса бы не было, конечно, музей был инициатором его, но если бы шапку этому конкурсу не дали МИООи еще Академия повышения квалификации, то, я думаю, управления регионального образования, не стали бы в это дело ввязываться. И многие учителя тоже не захотели бы. Поэтому, ради справедливости, большое спасибо тем руководителям МИОО и Академии, которые рискнули за это дело взяться.

    Приказчикова В. В.
    -Я Приказчикова Валерия Викторовна, учитель истории и литературы, город Миасс, Челябинской области, там, где жемчужина Тургаяк, брат Байкала называется, Ильменский заповедник минералогический, где знаменитые «Уралы» делают и ракеты для всех космических кораблей, я из этого города . Впервые участвую, хотя, конечно, как учитель истории и литературы эту тему преподаю, изучается она и в 9 классе по истории, и в 11 по литературе. Я благодарна всем тем, кто пригласил нас сюда. Большое спасибо. Конечно, большой очень труд, и я надеюсь, что мы будем продолжать участвовать в вашем конкурсе. Моя работа была проведена совместно с учащимися 8-11 классов, мы исследовали трагическую судьбу Ахматовой, Цветаевой, Гумилева, Мандельштама, Пастернака и Варлама Шаламова. Это и творчество их, и, конечно, их собственные судьбы и судьбы их родственников. И вот, когда мы сюда шли утром, мы познакомились с представителями Вологды и узнали про музей Шаламова. Я, готовя материал, написала стихи «Венок поэта» и среди них есть у меня стихотворение, посвященное Варламу Шаламову. Разрешите, я зачитаю вам это стихотворение.

    Дробил каменья там, где стынет в жилах кровь,
    Где замерзают, не родившись, даже звуки.
    Христовы страсти, ада семь кругов и муки,
    Распятье душ и тел с сознаньем дела вновь.
    И никуда от них не убежать,
    От тех, кто володел и княжил,
    Кто Колымой его на столько лет «уважил».
    Не расстреляли — это ж благодать.
    Охота на людей — старинная забава,
    Поет не с нами в лад — ату его, ату!
    И обеспечена жизнь хуже, чем кроту.
    Инакомыслящие не имеют права
    Дышать с вождями воздухом одним,
    Их нюх,стишатами и прозой оскорбляя.
    И конвоиров, и собак услужливая стая
    Вершит судьбу людей бездушием своим.
    А если выжил кто-то в вечной мерзлоте
    Иль в широте иной советского ГУЛАГа,
    То можно без особого напряга
    Отправить к праотцам по новой клевете.
    Да, такова за вдохновенье плата,
    За то, что видел все, всему внимал,
    Духовностью свой наполнял фиал
    И к милосердью призывал собрата.
    Но так устроен, к сожаленью, свет -
    За лиру жизнью жертвует поэт.

    - Осипчук Е.Г.
    Осипчук Елена Гефатовна, Краснодарский край, солнечный Геленджик. Я хочу выразить большую благодарность организаторам конкурса. Я привезла диплом от директора нашей школы, депутата муниципального образования город Геленджик на имя организаторов конкурса. Дело в том, что, решив участвовать в конкурсе, мы провели уроки во всех 9-х, 11-х классах. И не только уроки, мы провели еще конкурс рисунков среди детей. И вы знаете, как дети всегда трепетно ждут своего учителя и спрашивают: ну, что? И вот они попросили меня, чтобы я передала организаторам конкурса эти самые лучшие работы, которые они сделали. Мы старались их довезти в целости и сохранности. «Выбор за нами», и «Все в наших руках». Если можно, мы дарим эти подарки детей в музей имени Сахарова, передаем благодарственное письмо нашего директора Турецкой Ирины Лазаревны, наш буклет. И вот тут народ жаждет, по теплу соскучился, просится в Геленджик, мы всех приглашаем на отдых, добро пожаловать. Спасибо.

    Савицкая Е Ю.
    -Савицкая Елена Юрьевна, республика Саха, Якутия. Мы с коллегой Натальей Николаевной Виноградовой представители самого дальнего региона этого конкурса, от Якутска до Москвы 8 часов на самолете лететь, ну а мы живем еще севернее на 200 километров. Мы собрались очень быстро, у нас было много разных сложностей с поездкой, но, тем не менее, мы здесь и очень счастливы этим. Поэтому мы присоединяемся к нашим коллегам со словами благодарности к организаторам конкурса и организаторам этой конференции, потому что такая теплая и радушная атмосфера здесь царит, что мы, хотя, участвовали в конкурсе впервые, чувствуем себя очень уютно и комфортно. И, хотя мы собирались очень быстро, тем не менее, мы постарались сделать благодарственные письма. Здесь наш символ конкурса, мы этот коллаж сами сделали, и мы выражаем благодарность от коллектива Сангарской гимназии республики Саха, Якутия Самодурову Юрию Вадимовичу за организацию 5 российского конкурса «Урок по теме «История политических репрессий. Сопротивление несвободе в СССР», который способствует сохранению исторической памяти и дает возможность более глубокого изучения в школе истории политических репрессий. И сувенир — календарь, город Якутск в портретах, история Якутска. Спасибо. И особую благодарность мы хотим выразить Евгении Элеонардовне, с которой мы очень активно по электронной почте общались, и осталось очень хорошее впечатление от этого общения. За все то, что она для нас сделала. И мы надеемся, что в республике Саха, Якутия этот конкурс получит свое дальнейшее развитие, хотя это был и первый блин, но он не совсем комом получился, а дальше мы надеемся, что будет только лучше и лучше.

    Жаркова М С.
    -Я хочу поприветствовать всех. Мы студенты Бурятского государственного университета, я — Жаркова Мария Сергеевна, студентка 3-го курса. Для нас этот конкурс был очень необычным, потому что мы еще не проходили педагогическую практику и здесь учителя с очень большим опытом сидят. У нас такого опыта не было. Для нас это был второй урок в жизни. И огромный опыт, огромные впечатления от самого урока, от темы урока получили. Для нас это было очень интересно, интересно помимо изучения темы, а тема серьезная. Мы попытались подойти к этой теме с научной стороны и попытались раскрыть ее в таком правовом ракурсе, потому что мы участвовали в конференциях по правам человека, а мой одногрупник, который мне помогал, он участвовал в международной конференции, ездил в Германию, по проблеме прав человека. И поэтому мы заинтересовались этой темой. Мы хотим сказать большое спасибо за возможность поучаствовать, посмотреть, как проводятся межрегиональные конференции, и так необычно вступить на тропу учительскую. Спасибо всем.

    Майорова Н. П.
    -Добрый день. Я - Майорова Наталья Петровна, участвую первый раз в этом конкурсе. Мне бы хотелось начать словами Аристотеля: «Город — это единство непохожих». Вот, наверное, здесь мы, все присутствующие непохожи, но всех нас объединяет то единство — глубокое изучение истории и именно стремление к правовой оценке происходивших репрессий в каждом регионе. Я понимаю, как было тяжело жюри выбрать действительно достойный урок, лучший урок. Мне кажется, что каждый присутствующий здесь, я позволю себе это заметить, выстрадал этот урок. Вложил свою изюминку, свою неповторимость, свою оригинальность, основанные на научно-исследовательской работе по изучению своего края. А мне бы хотелось сегодня высказать слова благодарности координатору нашего Пензенского региона Алфертьевой Татьяне Яковлевне, большое спасибо.

    Алфертьева Т.Я.
    - Я очень рада, что у нас в стране проходит такой конкурс. И я все время боюсь, вдруг что-нибудь случится, и его больше не будет. Знаете, пережив хрущевскую «оттепель» и пережив потом брежневские времена, и пережив потом преследования тех, кто раскрепостился и понадеялся на перемены к лучшему в стране, и пережив перестройку опять со всеми надеждами, и опять со всеми надеждами поверив в то, что наконец наше страна стала европейской, стала правовой, нормальной, в которой мы можем чувствовать себя достойными гражданами — вот я рада, что у нас есть люди в стране, которые продолжают волноваться об этом, думать о том, что только в свободной стране может достойно существовать человек. И вы — учителя — те, кто строит здание будущего государства. Будет оно на хорошем, на надежном фундаменте - зависти только от вас. А я — координатор из Пензы, я председатель пензенского «Мемориала» и я всеми силами стараюсь, чтобы наши учителя тоже строили это государство. Я желаю вам успеха в построении прекрасной, достойной России.

    Витман И. В.
    -Я — Витман Ирина Владимировна из Воркуты. Немножечко хочу развеять иллюзию о том, что в этом конкурсе участвуют только учителя истории и литературы. Я — учитель физкультуры. Но дело в том, что, случилось так, что, начав жить в Воркуте, я увидела, какие там красоты, какие там шикарные горы Полярного Урала. Мы начали ходить в походы. Просто в туристские походы. И вот бывая в тех местах, в горах натыкались или на молибденовый рудник, или лагерь, где добывали золото заключенные, мы начали изучать историю. И я вместе со своими учащимися просто по ступенечкам шла вверх, изучая историю нашего края, историю Воркутлага. И вот, наконец, я попыталась участвовать в этом конкурсе два года назад, но там немножечко технически неправильно был выполнен урок. Сейчас уже какой-то результат достигнут, потому что пригласили в Москву, значит, оценили. Я просто хочу сказать, что это до такой степени интересно, я никогда не думала, что я, учитель физкультуры, буду ученикам говорить о том, какие страшные времена были, о том, что нужно знать историю, чтобы просто-напросто не допустить повторения этих страшных времен.

    Васильева Л.И.
    -Я учитель истории из Московской области. Моя семья репрессирована дважды: мой дед был жертвой политических репрессий, мой отец — жертва политических репрессий, естественно, наша семья, и я в том числе, пережила очень страшные времена. Я не могла понять, почему с меня сначала сдернули пионерский галстук на линейке пионерской, а затем долго не принимали в комсомол. И поняла я это только, можно сказать, не так давно, почему везде перекрывался кислород. Я тоже впервые участвую в этом конкурсе и очень благодарна организаторам конкурса. Для меня это личный, больной вопрос, долго я об этом думала. Работаю я в сельской школе, у меня два 11-х класса. И я была очень удивлена, что все мои ученики откликнулись на мое предложение. В течение года мы собирали материалы о репрессированных, у нас 20 человек проживает в поселке. Очень серьезно работали, еженедельно ходили, встречались. Люди сначала не шли на контакт, трудно было, но все-таки мы собрали достаточный материал, и то мероприятие, которое мы провели, проводилась конференция для 9-х, 11-х классов, выступили мы на конкурс ЮНЕСКО, на областном конкурсе Московской области, в районе Чеховском выступали. Дело в том, что многие совершенно не знают о тех временах страшных, которые были. Пытаемся достучаться, объяснить, как это было тяжело, объяснить, что за свободу надо бороться, свободу надо отстаивать и сохранить, во что бы то ни стало. Итак, мы будем продолжать работу, думаю, что буду принимать участие и в дальнейшем. И огромное спасибо организаторам, музею. Я второй раз на конференции, мне посчастливилось быть осенью. Я очень благодарна и Евгении Элеонардовне. Спасибо.

    Колтановская Е.Э.
    Я хочу пояснить. У нас осенью была презентация сборника, который вы сегодня все получите, сборник по итогам четвертого конкурса. Мы тоже сделали такую небольшую конференцию, и всех учителей Москвы и Подмосковья пригласили, тех, кто был здесь на курсах повышения квалификации.

    Пестерева Л.А.
    -Пестерева Любовь Алексеевна, учитель истории, не столь солнечный, как Краснодарский, Красноярский край. Я хочу сказать, что наш край стал тюрьмой внутри большой тюрьмы нашей страны. Через него прошло столько, что перечислить их всех и даже сказать, сколько же, никто не может. Мои дети принимали участие, это были 10-классники, во всероссийском фестивале творческих работ по этой теме. Поэтому мое участие в этом пятом конкурсе было, в общем-то, случайным. Готовился уже проект по готовому материалу, и я получила условия этого конкурса, и мы благодарны за столь высокую оценку. Мы собрали очень хороший материал и стали участниками краевой красноярской конференции научных работ XXI краевой конференции «Наука и молодежь», где наша работа тоже была оценена по достоинству. Но я сегодня хочу сделать небольшой вывод из того, что сегодня происходит здесь и из нашей встречи. Мы, историки, склонны к анализу и выводам небольшим. Я хочу поблагодарить не только участников этой конференции, но и обратиться ко всем, кто сидит в этом зале. Мне всегда бывает приятно увидеть столько красивых женщин, столько умных лиц и получать удовлетворение от встреч с этими людьми. И я хочу сказать, что все, сидящие здесь, делают, наверное, самое главное, они организуют своих детей на то, чтобы они вживую потрогали историю, чтобы они ее писали, эту историю, чтобы они ее прочувствовали. Потому что, то, что проходит через чувства детей, это никогда не забудется. Они могут забыть другие уроки, которые мы провели, но то, что прошло через их сердце, не забудется никогда. Я теперь уверена, что все, кто включился в эту работу, наверное, никогда ее не прекратят. И, может быть, их семьи, их родственники — все включаются в эту работу, это то, за что отметили нас. Потому что у нас сегодня — это были дети, это были родители, включившиеся в работу, это были учителя, это были учащиеся других школ. Это уже несколько сотен человек, которые в целом районе включаются в эту работу, я думаю, что это прекрасно. Спасибо всем за этот труд.

    Чиркова С. Л.
    -Чиркова Светлана, Хакасия. Спасибо всем большое. Организаторам спасибо, искренние поздравления победителям. А всем остальным участникам, - это ведь не национальный проект, где можно участвовать один раз в три года на сто тысяч, - новых дерзаний и побед в следующем году! Спасибо.

    Балакина И.Г.
    - Я преподаватель истории гимназии № 3 города Белгорода. Принимаю участие в этом конкурсе впервые, и, наверное, благодаря только своему методисту Москвитиной Ларисе Николаевне, которая предложила мне участие. И вот — результат участия налицо. Я окунулась в замечательную атмосферу, теплую, доброжелательную, искреннюю. И хочется сказать спасибо и руководству центра и музея, и организаторам этой замечательной конференции. Низкий вам поклон за ваш труд.

    -Уважаемые коллеги, друзья, я поздравляю вас всех, победителей региональных конкурсов, участников нынешнего семинара и хочу сказать только одно. К моему большому удивлению, хотя это, наверное, правда жизни, посмотрите, пожалуйста, здесь сказали, что здесь очень много красивых женщин, - а мне очень жалко. Понятно, да? И я желаю, чтобы вы растили мужчин, которые защищали бы нас, красивых женщин, а не мы бы стояли грудью, защищая наших дорогих мужчин.

    Путкова Н.В.
    -Уважаемые коллеги, я из города Иванова, но это уже давно не город невест. Я учитель истории и обществознания и первый раз принимала участие в этом конкурсе, хотя знала о нем и раньше. Но, проработав много лет в школе, вы понимаете, как трудно поднимать такие темы, пласт за пластом, нервы просто сдают, и на уроке просто текут слезы у учителя. Плачут и дети. И я отнекивалась: не буду я такой урок давать. И только в этом году, решив дать уже не чисто исторический урок, а урок по праву, я совладала со своими нервами и дала урок «Право власти». Я хочу сказать, насколько серьезно отнеслись к этой теме дети, насколько заинтересовано они исследовали документы. Естественно, мы все понимаем, что все начинается с учителя. Если учитель глубоко осознает необходимость и важность тех проблем, которые мы обсуждаем, то это будет донесено до детей, безусловно. Я не отношусь к поколению людей, которые жили в то время, когда серьезные процессы происходили, связанные с несвободой. Но указующий перст нашей партии в 80-е гг. меня, как начинающего учителя тоже коснулся в свое время. И поэтому больно было воспринимать ту несправедливость, которая была продемонстрирована взрослыми дядями и тетями, так я их тогда называла, потому что, только со студенческой скамьи попав в школу и столкнувшись с несправедливостью, ощутила, что нельзя говорить открыто, ты только можешь со своими об этом говорить. А когда ты требуешь ответа напрямую у тех дядей и тетей в горкоме партии, они тебе бьют по голове и говорят: скажи спасибо, что ты не член партии. Понимаете? И когда ты переболел всем этим и доносишь до детей, и вместе с ними эти пласты поднимаешь, безусловно, понимаешь, что можно и в нашей несвободной стране жить свободным человеком, как говорил об этом и сам академик Сахаров, и наши люди, стремящиеся к свободе, которых обозвали «диссиденты», я считаю, что это обозвали. И я хочу тоже, как и все сказать спасибо огромное за этот конкурс, за теплоту, потому что мы все здесь становимся настоящими друзьями, правда же? Мы узнаем много нового, и это все очень интересно. Спасибо большое.

    Колтановская Е.Э.
    Сюрпризы продолжаются. Следующий сюрприз заключается в том, что все билеты кончились, но сейчас был звонок из театра «Сатирикон», нам предложили еще 20 контрамарок, так что выступления продолжаются.

    Мухин Л.С.
    - Мухин Леонид, Иркутская область, город Усолье-Сибирское. Знаете, мне хочется немножко помечтать. Вот прошло уже 5 конкурсов, и я представляю, что если бы один конкурс поменял прописку и выехал бы, скажем, в Иркутск. Евгении Элеонардовне, и Юрию Вадимовичу, и Саше Даниэлю, который завтра будет выступать, мама которого, Лариса Богораз, была в Чуне и который сам был в Чуне, и побывали бы на Байкале, и из Бурятии бы гости подъехали, и из Якутии — им ближе было бы. Тот же Геленджик, которым я всегда говорю: ну пригласили бы приехать в Геленджик к вам — и тот же Геленджик приехал бы, посмотрел, что такое Сибирь. Вот такое у меня пожелание небольшое. Что мне хочется сказать? Я в «Мемориале» с 1989 года, и музей и центр Сахарова я тоже для себя открыл, это такая возможность общаться с великолепными людьми, немножечко не закисать в своей Сибири, выбираться, послушать умных людей, набираться опыта. Надеюсь, эти конкурсы будут продолжаться. До встречи в Иркутске.

    Колтановская Е.Э.
    Вот и красивые мужчины у нас есть, которые умеют, мечтать, говорить красивые слова. Кто еще хочет выступить? Я знаю, кто выступит сейчас с приветственным словом, выходите, Валентина Николаевна…

    Садкова В.Н.
    - Вы знаете, все, что можно было сказать, уже сказано. Нам выпала честь передать благодарности от нашего региона организаторам конкурса. Наша находка, в нашем городе Новомосковске, для нас этот конкурс не конкуренция уроков или людей, для нас это повод встречаться, обмениваться своими находками, говорить о том, что насущно. Я считаю, что это самое главное. И то, что мы сюда приехали, у всех лица такие довольные, все рады, что кто-то победил, кто-то лауреат и что мы все здесь собрались. Так давайте эту традицию добрых улыбок, доброго отношения друг к другу сохранять и продолжать. Спасибо вам всем. Я передаю благодарственное письмо от председателя нашего комитета города Новомосковска. Я не буду читать, здесь очень красивые, умные слова, здесь благодарность за подвижничество этого центра и этих людей. В общем-то, это самые достойные люди, как я считаю, и то, что они делают, это самое, наверное, главное для маленьких городов, как наш, у которого нет памяти репрессий, нам всего 75 лет. Спасибо.

    - И от лица наших учеников мы тоже хотим передать в ваш фонд сборник нашей ученицы Татьяны Мартыновой, которая участвовала в уроке и пожелала тоже вам сказать большое спасибо своими стихами.

    Колтановская Е.Э.
    Милые мои, хорошие, мы немножко вышли из регламента, а нам еще надо в библиотеку, потом на банкет. Поэтому мы сегодня закончим наши поздравительные слова. Огромное вам спасибо. Завтра у нас будет круглый стол, и у вас будет еще возможность поговорить и пообщаться.


    5-й конкурс учителей. Конференция по итогам V Конкурса учителей 10 - 13 мая 2007 года.


    Смотрите на сайте:






    © 2001 - 2012 Sakharov Museum. При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт www.sakharov-center.ru (hyperlink) обязательна.